Национальные информационные ресурсы:
проблемы промышленной эксплуатации.
Г.Р.Громов. Москва,Наука, 1984

Информационные ресурсы

Растущая зависимость промышленно развитых стран от источников информации (технической, экономической, политической, военной и т. д.), а также от уровня развития и эффективности использования средств передачи и переработки информации привела к формированию на рубеже 80-х годов   принципиально   нового   понятия — национальные   информационные ресурсы

Народнохозяйственные аспекты. Национальные информационные ресурсы — новая экономическая категория. Следует подчеркнуть, что политические и военные информационные факторы относятся к числу традиционно наиболее понятных, тысячелетиями развиваемых аспектов использования информационных ресурсов. Исторически новым оказался наблюдаемый за последние десятилетия в промышленно развитых странах процесс стремительного роста экономической значимости народнохозяйственных аспектов национальных информационных ресурсов.  Корректная постановка вопроса о количественной оценке этих ресурсов и их связи с другими экономическими категориями еще ожидают разработки и потребуют, видимо, длительных совместных усилий специалистов и ученых самых разных  областей знаний.

Председатель программы по формированию политики в области информационных ресурсов, профессор Гарвардского университета А. Оеттингер считает, что наступает время, когда  «информация становится таким же основным ресурсом, как материалы и энергия, и, следовательно, по отношению к этому ресурсу должны быть сформулированы те же критические вопросы: кто им владеет, кто в нем заинтересован, насколько он доступен, возможно ли его коммерческое использование?» [19, с. 191].

Рассмотрим некоторые тенденции, являющиеся отражением растущего влияния национальных информационных ресурсов на важнейшие показатели экономического развития США.

Истощение природных запасов сырьевых ресурсов еще несколько десятилетий назад поставило перед США проблему переориентации экономики на использование главным образом воспроизводимых ресурсов. В 1971 г. президент Академии наук США Ф. Хендлер формулировал эту мысль следующим образом: «Наша экономика основана не на естественных ресурсах, а на умах и на применении научного знания» [20, с. 19].

Наукоемкие изделия. Информационные ресурсы, как и сельскохозяйственные, относятся к весьма ограниченному числу экономически значимых воспроизводимых ресурсов. В течение 70-х годов рост сельскохозяйственного экспорта, как и рост доли наукоемких отраслей в промышленном экспорте, стал основным проявлением компенсаторной реакции хозяйственного механизма США на резкое вздорожание ввозимого сырья и энергоресурсов. Если по традиционным изделиям обрабатывающей промышленности (сталь, прокат, текстиль, одежда, обувь) дефицит внешнеторгового баланса США за 70-е годы увеличился в 6 раз (с 3 млрд. долл. в 1970 г. до 18 млрд. долл. в 1980 г.), то актив в торговле наукоемкими изделиями (самолеты, ЭВМ, химические товары и т. д.) за тот же период вырос с 11 до 45 млрд. долл. [16, с. 214]. Наиболее быстро растет экспорт изделий и услуг индустрии информации, которая в 70-х годах вышла на второе место среди всех отраслей по объему экспорта;} стоимость экспорта этой отрасли в 1980 г. составила 30,млрд. долл. [21, с. 121].

 Какие отрасли промышленности относят в США к наукоемким? В целом для обрабатывающей промышленности США средний уровень затрат на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) находится, по разным оценкам, на уровне 2,4—3% от стоимости конечной продукции [22, 23]. Отрасли промышленности, в которых этот показатель заметно выше, относят к наукоемким. Для индустрии ЭВМ, например, относительный уровень затрат на НИОКР вдвое превышает средний в обрабатывающей промышленности и находится в пределах 5—7%, а для авиакосмической индустрии этот показатель достигает 12% от стоимости конечной продукции.

 Затраты американской частной промышленности на НИОКР структурированы следующим образом: фундаментальные научные исследования — 3%, прикладные исследования (НИР)-20%, разработки (ОКР)-77% [23]. Следует отметить, что затраты частной промышленности покрывают лишь половину всех расходов. Другую половину берет на себя государство. Именно государственные ассигнования и обеспечивают в основном расходы на фундаментальные исследования, которые, как известно, если и окупаются, то очень нескоро, а поэтому не могут быть привлекательным объектом для капиталовложений частной промышленности. Как видно из рис. 2, с учетом расходов правительства в целом по США расходы на НИОКР оказываются структурированы существенно иначе: фундаментальные исследования — 14%, НИР-22%, ОКР-64% [23].

Если сравнивать доходы от экспорта наукоемких отраслей промышленности с доходами от сельскохозяйственного экспорта, то расходы на НИОКР являются в известном смысле аналогами затрат на семенной фонд и обработку земли. Продолжая эту аналогию, можно рассматривать функции изделий и услуг информационных отраслей — индустрии ЭВМ и отрасли связи как функции, выполняемые механизмами по переработке с/х сырья, а также транспортными средствами, элеваторами и распределительной сетью.

В общей структуре американского продовольственного комплекса затраты на собственно сельское хозяйство, т.е. на приобретение орудий производства, обработку земли, содержание скота и т.д., не превышают 30%. Остальные 70% составляют затраты на выработку из полученного сырья готовых потребительских продуктов и на их сбыт.

Рис. 2. Структура общих расходов США на НИОКР в 1979 г. (в % от общей суммы в 55 млрд. долл.)

По данным: США — экономика, политика, идеология, 1981, № 8, с. 121

 

На рис. 3 показано, как менялась доля расходов на НИОКР в валовом национальном продукте ведущих капиталистических стран. Сложившееся к началу 80-х годов распределение суммарных расходов на НИОКР между тремя основными регионами капиталистических стран показано на рис.4. В табл. 1 приводится структура той половины расходов на НИОКР, которую оплачивает США федеральное правительство.

"Технологический отрыв". Кроме очевидного влияния на конкурентоспособность наукоемких отраслей промышленности, информационные ресурсы оказывают решающее влияние и на такую важную в экономическом и политическом отношении статью внешней торговли, какой является патентно-лицензионный баланс. Так называемый невидимый экспорт — это один из определяющих показателей текущего уровня «технологического отрыва» США от ближайших конкурентов по капиталистическому рынку. Приведем достаточно характерное для США 60-х годов высказывание Г. Поллака, бывшего тогда руководителем отдела научно-технических проблем госдепартамента. «Понимание того обстоятельства, что жизнеспособность национальной экономики теперь в значительной степени зависит от качества и масштабов использования ею науки и техники, вызвало к жизни сопоставление технологических потенциалов государств и соответственно проблему «технологического отрыва». Этот отрыв сегодня имеет для дипломата такое же значение, какое несколько поколений назад имело сопоставление численности армий» [25, с. 4]. Годовой доход США от экспорта лицензий, по данным за 1979 г., превысил 4 млрд. долл., а затраты на их приобретение составили в 10 раз меньшую сумму — 0,4 млрд. долл. Для сравнения отметим, что, например, Япония за это время продала лицензий лишь на 0,2 млрд. долл., а приобрела на 1 млрд. долл. [25].

Таблица 1

Структура государственных расходов США на НИОКОР (в %)

Статья расходов 1970 г. 1978 г.
Оборона 51,9 49,0*
Космос 22,8 11,9
Энергетика 2,1 10,6
Здравоохранение 7,3 10,2
Экология 2,3 4,1
Фундаментальные исследования 3,4 4,04
Транспорт и связь 3,8 3,5
Природные ресурсы 1,5 2,3
Сельское хозяйство 1,6 1,8
Образование 0,95 1,0

Всего

100 (15,3 млрд. долл.) 100 (26,3 млрд. долл.)

* В 1981 г. 52%

По данным: США — экономика, политика, идеология, 1979, М« 1, о. 37; 1983, № 9, с. 122.


Необходимо, однако, помнить, что официальные цифры патентно-лицензионного баланса отражают лишь небольшую часть общего потока научно-технических решений и технологической документации, циркулирующих в капиталистических странах. Значительная его часть не улавливается официальной статистикой, так как проходит по внутрифирменным каналам транснациональных корпораций (ТИК).

                                       

Рис. 3. Динамика расходов на НИКОР по отношению к стоимости валового национального продукта в ведущих капиталистических странах.

По данным: Налимов В. В., Мульченков З. М. Наукометрия. М.: Наука, 1969, с. 37-38; США – экономика, политика, идеология, 1981, № 10, с. 110; Электроника, 1980, № 23, с. 112.

 

Известно, что доходы американских ТНК, получаемые от предприятий, расположенных за пределами США, почти в 5 раз превышают весь официально регистрируемый товарный экспорт страны. По-видимому, близкий коэффициент следовало бы ввести и в качестве «уточняющей поправки» к приведенным выше оценкам патентно-лицензионного баланса. Во всяком случае, когда в 1982 г. специальная комиссия по научным связям и национальной безопасности Академии наук США попыталась рассмотреть возможность контроля внутрифирменных информационных потоков, это было встречено руководителями транснациональных корпораций с нескрываемым раздражением. Л Бранскомб, вице-президент «ИБМ», заявил, что препятствия на пути передачи тщательно охраняемых научно-технических секретов между предприятиями этого концерна, находящимися в США и других странах, будут иметь катастрофические последствия, поскольку более половины прибылен и доходов «ИБМ» получает от своих зарубежных филиалов. «Как это не парадоксально,— пишет Бранскомб,— специалистом, который нанял первое место среди служащих нашего концерна по числу и важности изобретений, является инженер из нашей лаборатории в ФРГ» [26].

Рис. 4. Региональная структура суммарных расходов на НИКОР в капиталистических странах ( усреднённые данные конца 70-х – начала 80-х годов )

Рассчитано по: США – экономика, политика, идеология, 1981, №10, с. 110-111; 1983, №7, с. 32.

 

 

«Информационный колониализм». Этот сам по себе малозначительный бюрократический инцидент высвечивает тем не менее характерные особенности тонко завуалированного этапа «информационного колониализма», который идет на смену более ранним, но внешне более заметным формам промышленного неоколониализма, проявляющегося в размещении за рубежом материалоёмких и энергоемких производств, промышленных предприятий с экологически вредной технологией и т. д., а также встречным потоком наиболее талантливых местных специалистов (так называемая утечка мозгов).

В настоящее время идет ожесточенная борьба между ТНК за контроль над наиболее ценными из всех, известных до настоящего времени ресурсов — национальные информационные ресурсы. «Мы идем в другие страны,—объясняет один из руководителей американской ТНК ,,Цинциннати милокрон",  — не для того чтобы воспользоваться преимуществами более низких издержек. Мы внедряемся туда потому, что там есть интеллектуальные резервы, и мы должны перехватить их, чтобы иметь возможность конкурировать с другими ТНК» [27, с. 43].

Тенденция к активному распахиванию чужой «информационной нивы» уже привела к внешне парадоксальной ситуации: «расходы американских монополий на НИОКР за рубежом растут быстрее, чем аналогичные затраты в целом по промышленности США ... Местный персонал составляет 92% занятых в зарубежных исследованиях, 6% специалистов, посылаемых материнскими компаниями,— это в основном административные работники» [27, с. 43].

Около 65% всех расходов американских транснациональных корпораций на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, выполняемые за пределами страны, приходится на их филиалы в ФРГ, Англии и Канаде [27, с. 43]. Ирония истории в данном случае заключается, по-видимому, в том, что вес чаще в той или иной стране, которая веками выкачивала природные ресурсы из своих колоний, появляется воспитанный в Гарварде менеджер, который по всем новейшим канонам научной организации труда подбирает в филиал ТНК высокопродуктивную элиту местных ученых и специалистов. Ежегодно, когда наступает «сезон сбора урожая», уже не пряности, сок гевеи, нефть, тростник или хлопок, а несопоставимо более ценный продукт — законсервированный в патентах и отчетах НИОКР результат эксплуатации национальных информационных ресурсов отправляется за океан.

Управленческий разрыв. Повышение сложности хозяйственного механизма выдвинуло в число важнейших факторов экономического развития уровень организационной культуры и качество управления профессиональной деятельностью лю­дей. «К термину „технологический разрыв" прибавился „управленческий разрыв", возникла проблема сравнительной эффективности управления...» — отмечает Э. В. Кириченко [27, с. 57]. Искусство, методы и технологию практического решения управленческих задач объединяют понятием менеджмент.

Управленческое консультирование как новый тип профессиональной деятельности возникло в начале нашего века.

«В США появились тогда первые фирмы, оказывающие платную помощь в рационализации производства и управления. В 1910 г. их насчитывалось всего 15 ... Например, „Артур Д. Литл", которая была создана в 1886 г. как химическая лаборатория, в 1910—1920 гг. стала осваивать проблемы управления и затем перешла к консультированию по этим вопросам. Сегодня она, помимо всего прочего, крупнейшая консультативная фирма: на управленческое консультирование приходится около трети объема всех ее услуг» [30, с. 103].

В середине 50-х годов в секторе профессионального менеджмента индустрии консультативных услуг начали выполняться первые заказные исследования по внедрению машинных методов управления. Первоначально эти работы выполнялись только лидером сектора — фирмой «Артур Д. Литл», однако уже «в конце 60-х годов в США появились сотни организаций, занятых разработкой новой методологии исследования проблем и методов принятия решений. К числу таких „математизированных" исследовательских организаций, или „фабрик мысли", относятся хорошо известные фирмы „Рэпд корпорейшн" и „БДМ" („Брэддок, Дан энд Макдональд")» [30, с. 104].

Всего в США функционирует «от 2 до 3 тыс. консультативных: фирм , причем 100 из них — весьма крупные организации широкого профиля, оказывающие разнообразные услуги в решении управленческих проблем, в использовании новейших методов и техники переработки информации. Например, «Артур Д. Литл» примерно четверть общего объема работ выполняет по контрактам с зарубежными клиентами (частными компаниями и правительственными организациями). Эта корпорация содействовала Индии в совершенствовании оборонной промышленности, Чили — хими­ческой, Греции — пищевой, в Колумбии был разработан долгосрочный план рассредоточения городского населения и промышленности; десяткам стран эта фирма содействовала в организации иностранного туризма и т. д. Например, она регулярно организует у себя стажировку для менеджеров высшего и среднего звена из развитых и развивающихся стран» [25, с. 13].

 Итак, на мировом рынке результаты промышленной эксплуатации национальных информационных ресурсов представлены в настоящее время тремя основными видами экспорта: экспорт овеществленных в наукоемких изделиях промышленности результатов НИОКР; так называемый невидимый экспорт результатов НИОКР — патенты, лицензии и т. д.; экспорт менеджмента— продажа технологии к области организации и управления производством. Информационные ресурсы — это непосредственный продукт интеллектуальной деятельности наиболее квалифицированной и творчески активной части трудоспособного населения страны. Вклад в формирование национальных информационных ресурсов вносят представители практически всех основных профессиональных групп: рабочие своими руками создают новые образцы сложных наукоемких изделий и участвуют в совершенствовании технологических процессов, специалисты — инженеры и техники проектируют эти изделия и технологические процессы, ученые закладывают фундаментальные основы технологии будущего, персонал управления производством и конторские служащие осваивают и развивают новые организационные формы эффективного управления современным производством. В сложившихся к началу 80-х годов социально-экономических условиях относительная ценность информационных ресурсов по отношению ко всем остальным национальным ресурсам имеет отчетливо выраженную тенденцию к возрастанию.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

1. Эта фирма является крупнейшим в США производителем стаканов. С 1977г. в ней создано роботостроительное отделение, которое контролировало к началу 80-х годов около 40% американского рынка промышленных роботов (28, с. 95)

2.Годовой объём продаж консультативных услуг фирмы «Артур Д. Литл» в области менеджмента и отраслевого прогнозирования в середине 70-х годов оценивался в 120 млн. долл. (29, с. 103).

3.Общая численность занятых в этой отрасли экономики США, непосредственно связанной с промышленной эксплуатацией национальных информационных ресурсов, превысила полмиллиона человек;; объём продаж консультативных услуг измеряется миллиардами долларов и растёт с темпом 15% в год (29, 30).


Онлайн-версия CD-ROM приложения к книге Г.Р.Громова
"От гиперкниги к гипермозгу: информационные технологии
эпохи Интернета. Эссе, диалоги, очерки
."