Национальные информационные ресурсы:
проблемы промышленной эксплуатации.
Г.Р.Громов. Москва, Наука, 1984

 

Количественные показатели развития индустрии ЭВМ: погрешность прогнозной оценки

Анализом текущего состояния индустрии ЭВМ, а также скрытых, глубинно назревающих тенденций в промышленности обработки данных в целом профессионально занимаются в США большое число специализированных консультативно-исследовательских фирм. Общий вес сектора прогнозных исследований индустрии ЭВМ на американском рынке консультативных услуг1 в 80-х годах продолжает увеличиваться, следуя за быстрым ростом веса индустрии ЭВМ в хозяйственном механизме США. Одним из основных результатов исследований, выполняемых этими фирмами, являются оценки текущей структуры изделий и услуг промышленности обработки данных, а также ежегодный прогноз ожидаемых структурных сдвигов и темпов развития отрасли на ближайшие 3,5 и 10 лет.

Оправданны ли такие массированные расходы на прогнозные исследования для компаний, входящих в индустрию ЭВМ? Экономическая значимость прогнозной информации на этапе выбора технической политики, формирования общей стратегии производственного роста компании и т. д. оценивается по «обратной шкале» стоимости. Что это такое? Для оценки рациональных затрат на прог­нозные исследования измеряется упущенная прибыль (а в отдельных случаях прямой ущерб) из-за отсутствия к моменту принятия решения надежной информации, необходимой для снижения «цены риска» при выборе стратегии Роста до экономически приемлемого уровня. Неизвестные до сих пор в истории техники темпы роста промышленности обработки данных, быстрая смена фундаментальных технологических концепций развития отрасли (централизация, а затем резкий поворот к децентрализации вычислительных ресурсов; большие, мини- и микро-ЭВМ; тупики развития глобальных и взрывной рост локальных сетей и т. д.) резко повышают «цену риска» стратегического планирования в индустрии ЭВМ по сравнению с тем контролируемым уровнем, который исторически сложился в традиционных отраслях промышленности.

 Таким образом, индустрия ЭВМ представляет собой отрасль, в которой органично сочетаются относительно высокая (по сравнению с другими отраслями промышленности) норма прибыли и существенно более высокий уровень делового риска. В начале эры ЭВМ на виду был в основном первый фактор. В 60-х и первой половине 70-х годов индустрия ЭВМ рассматривалась в деловых кругах как один из наиболее привлекательных для капиталовложений  секторов экономики промышленно развитых стран.

Конкретные факты, несущие информацию противоположного знака (например, было известно, что лишь менее трети американских компьютерных компаний, которые вышли на старт второго десятилетия эры ЭВМ, остались в списках отрасли к началу 70-х годов), рассматривались как случайные, вызванные действием побочных факторов: слабое руководство, недостаточное финансирование и т. п. И только после драматических событий конца 70-х годов ситуация начала окончательно проясняться. Волна микропроцессорной революции заставила на рубеже 80-х годов «черпать бортами» гигантов отрасли, включая «непотопляемый, по определению» флагман «ИБМ», а затем вышвырнула на берег обломки многих «кораблей» из многомиллиардной эскадры индустрии ЭВМ. Например, крупнейшая британская компьютерная корпорация «Ай-си-эл» («ICL») в это время стремительно шла па дно под грузом убытков в сотни миллионов долларов, а затем с большим трудом была поднята на поверхность мировой индустрии ЭВМ огромными спасательными «понтонами» массированной правительственной помощи.

Поясним  порядок  значения   «цены  риска»   при  выборе стратегии развития крупной компьютерной компании на конкретном примере.

По ком звонит колокол ... «Ллойда». «Фирме «Айтел» необходимо поставить памятник: общая  сумма ее убытков к моменту объявления банкротства оказалась намного выше, чем ранее когда-либо было объявлено какой-либо обанкротившейся компанией за всю историю Америки»,- зарегистрировал в 1981 г. «новый экономический рекорд» США обозреватель X. Винер [99]. Одновременно стало известно, что старейшая британская страховая компания «Ллойд», финансовая репутация которой не оспаривалась несколько столетий, несет катастрофические убытки, общая сумма которых приближается к 400 млн. долл.

Какие общие проблемы могли связать одного из самых молодых лидеров американской индустрии ЭВМ компанию «Айтел» и консервативное по самой природе своего бизнеса старейшее предприятие Англии компанию «Ллойд»?. Прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, кратко рассмотрим ситуацию, которая складывалась в 70-х годах в секторе «сервис и программирование» промышленности обработки данных, где находились основные деловые интересы компании «Айтел».

«Айтел» — крупная преуспевающая лизинговая компания, которая занималась сдачей в аренду IBM-совместимых машин (поставляемых некоторыми американскими и японскими фирмами). В эпоху IBM-360 сдача в аренду больших ЭВМ превратилась в весьма заметный по общему объему продаж самостоятельный сектор на рынке услуг вычислительной техники. Цены на ЭВМ в то время падали относительно медленно, и организациям-пользователям, особенно новичкам в мире ЭВМ, было намного выгоднее арендовать ЭВМ, чем покупать. Организация, таким образом, начинала осваивать принципиально новый производственный инструмент, уплатив сравнительно небольшую сумму за вход в новый для нее мир информационной технологии. Постепенно, когда экономический эффект от арендуемой машины достигал уровня арендной платы за нее, для руководства организаций-пользователей становилась более ясной перспектива приобретения ЭВМ.

При появлении нового поколения ЭВМ, например IBM-370, лизинговые компании продавали старые машины типа IВМ-360 в собственность организациям, их арендующим, как правило, по ценам, которые не оставляли этим организациям поводов для колебаний. Новые же типы машины сдавались в аренду новому кругу организаций-пользователей, которые таким образом выходили на ту же спираль врастания в мир больших ЭВМ, как их предшественники, и т. д.

Лизинговые   компании   процветали,   и   фирма   «Айтел» была одним из лидеров этого наиболее устойчивого сектора ПОД. Вплоть до начала 80-х годов общие затраты пользователей на  аренду  ЭВМ  многократно превышали расходы на их приобретение [99].

Все, в том числе и наиболее придирчивые из самых квалифицированных экономических экспертов, которых могли бы пригласить для консультаций эксперты компаний «Ллойд», дали бы один и тот же отзыв: «Компания «Айтел» имеет устойчивый экономический базис и прекрасные перспективы роста!»

Страховая компания «Ллойд» была открыта в 1688 г. в Лондоне и одной из первых в мире разработала безупречную стратегию «превращения риска в прибыль» [99]. Спустя 300 лет она страховала корабли, самолеты, автомобили, промышленные предприятия и т. д.2

В начале 70-х годов, когда компания «Ллойд» сделала роковой в своей 300-летней истории шаг — «решила поставить на технический прогресс», деловой риск в этой новой для нее сфере деятельности был, казалось, даже меньше, чем в любой другой традиционной. Разумеется, конечный финансовый результат, принесет ли арендная рента доходов больше, чем было истрачено компанией «Айтел» на покупку ЭВМ, полностью зависит от воли арендаторов. Однако даже самому осторожному из экспертов не пришло бы в голову сомневаться в допустимости такого уровня риска: вероятность, что в преуспевающем десятилетиями секторе рынка ПОД внезапно произойдет нечто такое, что заставит тысячи организаций-пользователей вдруг одновре­менно отказаться от аренды ЭВМ, с очевидностью лежала ниже порога риска. Поэтому и ставки компании «Ллойд» в игре с компанией «Айтел» были приняты высокими. И для этого были все основания.

На ближайшие годы эксперты «конторы Ллойда», как обычно, не ошиблись в выборе: с 1974 по 1978 г. валовой доход «Айтел» вырос в 4 раза и достиг 690 млн. долл., при этом общие активы компании превысили миллиард долларов. В 1978 г. «Айтел» оказалась уже на 8-м месте в списке 100 крупнейших компьютерных фирм США, а темпы ее роста за эти годы позволяли уверенно предполагать, что еще до начала 80-х годов «Айтел» войдет в большую семерку отрасли. «Все это, — отмечает X. Винер,— должно было произвести впечатление на банкиров» [99, р. 212]. Поэтому в июле 1978 г. фирма «Айтел» получила заем на общую сумму полмиллиарда долларов от 30 крупнейших банков США, Франции, Швеции, Италии и др.

Для чего предназначались эти средства? IBM-совместимые ЭВМ продавались заметно дешевле машин фирмы «ИБМ», и компания «Айтел» быстро расширяла их закупки в Японии и США. Приобретались диски и другое периферийное оборудование, корабли для доставки партий ЭВМ и оборудования из Японии, большие реактивные самолеты и т. д. Маховик деловой активности в секторе аренды ЭВМ раскручивался все быстрее, доходы фирмы «Айтел» росли, и, казалось, эта спираль развития преуспевающей фирмы не имеет видимых границ. Во всяком случае, ни один из сотен квалифицированнейших экспертов 30 крупнейших банков мира, которые самым внимательным образом исследовали экономическую и промышленную конъюнктуру ПОД в 1978 г., не заметил тогда даже легкого облачка на горизонте компании «Айтел». Гром грянул среди ясного неба.

В сентябре 1980 г. компания «Айтел» была объявлена банкротом. Общая сумма задолженности составляла к этому времени 1,2 млрд. долл. [99, р. 212].

Что просмотрели экономические эксперты «конторы Ллойда» и 30 других крупнейших финансовых организаций ведущих капиталистических стран в тенденциях развития индустрии ЭВМ? По мнению X. Винера, основная причина трагической развязки заключалась в том, что никто из них не смог тогда предположить возможности столь быстрого изменения характеристик цена/производительность больших ЭВМ, которое началось на рынке ПОД с появлением в 1979 г. нового изделия фирмы «ИБМ» — «серии 4300».

Действительно, для рентабельной деятельности лизинговой компании необходимо, чтобы средний срок аренды ЭВМ был не менее 4 лет, а перепад характеристик Цена/производительность последовательно идущих поколений больших ЭВМ должен быть не слишком большим, чтобы организация-арендатор соглашалась купить по разумно сниженной (в 2—3 раза) цене старую машину даже после появления на рынке ЭВМ новых серий. Все это отчасти объясняет те проблемы, которые обрушились на фирму «Айтел» в 1979 г. Например, ЭВМ типа IBM-4341, объявленная на рынке ПОД в 1979 г., была в 5—6 раз дешевле сопоставимой с ней по параметрам ЭВМ типа 1ВМ-370/158, объявленной в 1972 г.

Падение цен на ЭВМ «серии 370» приняло на рубеже 80-х годов катастрофический для лизинговых компаний характер: например, IBM-370/148, которая стоила в 1977 г. 750 тыс. долл., спустя лишь 2—3 года продавалась за 35 .тыс. долл., т. е. менее чем за 5% начальной цены [99, р. 204].

Было бы ошибкой предполагать, что агрессивная политика цен фирмы «ИБМ» на рубеже 80-х годов вынашивалась специально с единственной целью раздавить конкурентов, занятых производством и эксплуатацией IBM-совместимых машин, в частности компанию «Айтел». Для фирмы «ИБМ» это была в первую очередь борьба за сохранение своих собственных ускользающих позиций на рынке ПОД, которые быстро таяли в то время под натиском фирм-изготовителей мини- и микро-ЭВМ. «ИБМ» оказалась вынужденной идти на резкое снижение цен своей основной продукции — больших ЭВМ, чтобы попытаться хотя бы частично компенсировать быстро растущий зияющий разрыв в характеристиках цена/производительность средних и малых моделей больших ЭВМ (mainframe) по отношению к мини-ЭВМ и супермини.

Для фирмы «ИБМ» это было трудное время. Норма при­были снижалась (см. рис. 17), сначала замедлился, а затем и приостановился рост валового дохода корпорации (как видно из рис. 18, в 1979 г. валовой доход «ИБМ», измеряемый в постоянных ценах, впервые в истории ПОД уменьшился по сравнению с предыдущим годом), доля «ИБМ» в общих экономических ресурсах отрасли быстро падала. Суммарные потери фирмы «ИБМ», вызванные действием тех же факторов, которые привели к падению фирмы «Айтел», многократно превышают рекордные убытки компании «Айтел» и «конторы Ллойда», вместе взятых, хотя для флагмана отрасли они измерялись не прямыми убытками, а лишь, упущенной прибылью.

Рис. 18. Динамика валового дохода на рынке ПОД компаний «ИБМ» и «Айтел» (в ценах 1972 г.)

Рассчитано по: Ва1ата1юп, 1976, № 6, р. 52—53; 1977, № 6, р. 64—65; 1978, № 6, р. 88—89; 1980, № 7, р. 98— 99; 1981, № 6, р. 102—103; 1982,   № 6,     р.     124—125; 1983,      № 6, р. 104—105

 

Потребовались предельная мобилизация всех производственных научно-технических и финансовых ресурсов крупнейшей в мире транснациональной компьютерной корпорации, прежде чем резким и весьма болезненным маневром -снижением цен на основную продукцию, сменой значительной части номенклатуры изделий и услуг, глубокой внутренней перестройкой структуры производства удалось преодолеть этот кризис и начать процесс постепенного возвращения к прежнему («докризисному») уровню контроля фирмы «ИБМ» над отраслью.

Итак, не агрессивная политика цеп той или иной отдельно взятой фирмы, а объективные факторы развития информационной технологии, которые вызвали в конце 70-х годов резкие структурные сдвиги в индустрии ЭВМ и привели затем к общему замедлению темпов роста сектора больших ЭВМ промышленности обработки данных, оказались фатальными для фирмы «Айтел».

Сдвиги в структуре индустрии ЭВМ, которые не смогли прогнозировать ни руководство фирма «Айтел», ни тем более международные банки, «контора Ллойда» и другие финансовые партнеры фирмы «Айтел», для гиганта отрасли — фирмы «ИБМ» означали миллиарды долларов упущенной прибыли, а для фирмы «Айтел»3, не имевшей той «жировой» прослойки толщиной в миллиарды долларов, на которую могла себе позволить «похудеть» фирма «ИБМ», означали прямые убытки в 1,2 млрд. долл., банкротство и, как следствие, катастрофический ущерб для основного ее финансового гаранта — «конторы Ллойда» (рис. 18).

Динамика индустрии ЭВМ: погрешность прогноза. Итак, из приведенных выше примеров можно заключить, что «цена риска» в ошибке прогноза развития ПОД для ряда ведущих фирм отрасли измерялась на рубеже 80-х годов сотнями миллионов и миллиардами долларов. Разумеется, проблемы прогнозирования структурных сдвигов отрасли не являются проблемами, специфичными лишь для ПОД. «В 60-х — начале 70-х годов в большинстве крупных и ряде средних фирм были созданы отделы стратегического планирования. Главный упор они делали на прогноз» [100, с. 34]. Вместе с тем ПОД остается наиболее динамично развивающейся отраслью народного хозяйства, и требования, которые предъявляют ведущие компании ПОД к создаваемым системам стратегического планирования, существенно более высокие. В частности, некоторые ведущие компании («Ксерокс» и др.) имеют «высокооплачиваемых экспертов, предназначение которых —быть «фабрикой мысли», т. е. предугадывать и оценивать будущие перемены, предупреждать4 о них руководство и одновременно выполнять функции внутренних консультантов» [100, с. 35].

Какой информацией располагают консультанты по прогнозированию средней или малой фирмы, в которой нет своей независимой информационной сети?

Наряду с заказными отчетами о тенденциях развития ПОД, подготавливаемыми на коммерческой основе  консультативно-исследовательскими фирмами5, в американской научно-технической периодике ежегодно публикуются различные по объему (и достоверности) данные о состоянии и перспективах развития ПОД. Наиболее регулярно такие обзоры готовят для своих читателей журналы «Electronics» (издается в русском переводе — «Электроника») и «Datamation» (репродуцируется в СССР). В «Электронике» свыше 20 лет ежегодно публикуются прогнозы мирового рынка электронной техники (в том числе и вычислительной). С 1976 г. в журнале «Datamation» публикуются ежегодные обзоры структуры продукции первых 50, а с 1980 г.— первых 100 компаний ПОД под названием «100 крупнейших компаний отрасли» («The Top 100»). Такой обзор не претендует на прогноз, даже краткосрочный, а целиком посвящен анализу тех изменений в структуре продукции и экономических ресурсов 100 ведущих компаний отрасли, которые произошли за год, предшествующий публикации; как правило, он содержит несколько тысяч отчетов по десяткам показателей, т. е. представляет собой обильный, по сырой материал разного уровня достоверности.

Например, в обзоре, опубликованном в 1983 г. [42], целый столбец в сводной таблице, посвященной данным об относительной выработке на одного сотрудника в каждой из 100 компьютерных фирм, содержит весьма уязвимые оценки. По-видимому, при подготовке обзора была допущена методическая ошибка и этот показатель оценивался как отношение общего числа сотрудников фирмы к той части дохода фирмы, которую она получает на рынке ПОД. При этом оказывается, что, согласно приведенным данным, например, в фирме «Эксон» каждый работающий производит вычислительной техники лишь на 900 долл., тогда как для фирм, занятых только в индустрии обработки данных («ДЕК», «Ванг», «Дейта дженерал» и т. д.) выработка в год на одного работающего находится в пределах 70—50 тыс. долл.

Таких дезориентирующих данных в содержательных в целом обзорах ПОД стало заметно больше после того, как редакция «Datamation» отказалась от услуг компании «Артур Д. Литтл», экспертом которой О. Ротенбьючером были подготовлены первые три обзора («The Тор 100»), а затем и от услуг консультативной фирмы «Гартнер групп» (обзоры [47, 103]), а попыталась готовить их собственными силами или с помощью приглашенных консультантов. Уровень внутренней противоречивости цифровых данных последних обзоров [42, 104] постоянно растет, и их оценки требуют, как правило, многократного контрольного сопоставления с данными других независимых источников.

Ежегодный технико-экономический обзор журнала «Электроника» готовится редакцией осенью и обычно включает следующие уровни прогнозных оценок: опорные, фактические данные, полученные редакцией и отражающие сведения за предшествующий год (лаг прогноза —1); оценку ситуации на текущий год, т. е. год, когда составляется прогноз (лаг прогноза 0); прогноз на следующий год, т. е. на год публикации, так как номер журнала с прогнозом обычно выходит 1 января (лаг прогноза 1); прогноз на 3 года вперед (лаг прогноза 3).

Каждый такой прогноз содержит значительный объел цифровой информации, структурированной по номенклатуре изделий вычислительной техники и классам ЭВМ. По каждому показателю приводятся его опорное, фактическое значение за минувшей год и три прогнозные оценки с лагом О, 1 и 3. Каждая оценка дается с 5 значащими цифрами.

Насколько точны эти оценки?  Сколько из  приводимых 5 значащих цифр заслуживают доверия? Получить ответ на этот вопрос оказывается не просто, так как сравнить данные прогноза, сделанного, например, 3 года назад, с фактическими данными за этот год (спустя 3 года), как правило, нельзя: авторы регулярно «тасуют» показатели  (т. е. заменяют их другими). В тех редких случаях, когда сравнение оказывается возможным,  погрешность  прогноза  на  3 года вперед  оказывается  на  уровне  480%    (прогноз  по  малым ЭВМ не дороже 100 тыс. долл. на 1980 г.), а погрешность прогноза на год публикации на уровне 200%  (микрокомпьютеры как комплектующие изделия на 1978 г.) и т.д.

Рис.   19.   Относительная ошибка (в %) ежегодного прогноза журнала , «Электроника» в оценке  объема продаж изделий вычислительной техники в США

Штрих пунктирная линия — лаг прогноза 0 — оценка объема продаж на год, предшествующий году публикации прогноза; сплошная — лаг прогноза 1 — оценка на год публикации прогноза; пунктирная — лаг прогноза 3 — оценка прогноза на 3 года вперед Рассчитано по: Электроника, NN1 за 1962—1983 гг.

 

На рис. 19 приводятся данные расчета относительной 1 ошибки текущего прогноза журнала  «Электроника»  по основному из публикуемых им показателей — суммарный объем продаж всей вычислительной техники на американском рынке  (это сводный показатель, поэтому его нельзя «стасовать», заменив другими, но и погрешность его должна быть меньше, чем остальных, так как в нем суммируются все данные). Из рисунка видно, что погрешность прогноза на год публикаций, как правило, не менее 10%, на 3 года вперед—в пределах 20—60%.

Таким образом, в цифровых данных, свыше 20 лет приводимых в прогнозах журнала «Электроника», из 5 значащих цифр в лучшем случае при оценках могут учитываться не более одной — первой цифры.

Здесь уместно сослаться на точку зрения Ф. Джорджа (автора нашумевшего научного бестселлера 50-х годов «Конструкция мозга»): «Мы вовсе не предполагаем, что неточное описание следует предпочитать точному, мы лишь хотим сказать, что если описываемые факты не точны или паше знание о них не полно, то предпочтительней иметь точное описание степени их неточности» [105, с. 120]. Н. Винер высказывался в таких случаях более резко, считая, что приписывать «неопределенным по самой своей сути величинам какую-то особую точность бесполезно и нечестно» [106, с. 100].

Итак, подведем некоторые итоги.

Экономическая тяжесть ошибки прогноза тенденций развития индустрии ЭВМ измерялась к началу 80-х годов на уровне сотен миллионов долларов ущерба (фирмы «Айтел», «Ай-си-эл» и др.) или миллиардов долларов упущенной прибыли (фирма «ИБМ»).

Количественные оценки относительной погрешности краткосрочного прогноза развития индустрии ЭВМ даже по наиболее простым суммарным показателям (например, суммарный объем продаж отрасли) лежат в пределах 10—60% Для интервала прогноза 1—3 года (см., например, данные ежегодных прогнозов журнала «Электроника» за последние 20 лет-рис. 19).

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

1.Общий объем консультативных услуг по рационализации управления, научно-техническому и экономическому прогнозированию оценивался к началу 80-х годов в США на уровне 3 млрд. долл. в год [97]. Отметим для сравнения, что, например, суммарные расходы на фундаментальные научные исследования оценивались в США к этому времени на уровне 6 млрд. долл. в год  [98].

 2.Широко известны два легендарных атрибута «конторы Ллойда»: «Регистр Ллойда» — книга, в которую заносят сведения о всех погибших или пропавших без вести в просторах мировых океанов кораблях, и колокол с французского фрегата «Ла Лутайн», который висит в большом зале конторы, где торжественно подписывают наиболее важные из деловых операций фирмы «Ллойд». Фрегат был захвачен англичанами в Тулоне в 1793 г. и использовался затем в качестве грузового судна для транспортировки золота и серебра. В 1799 г. он попал в шторм и затонул. Компания «Ллойд» выплатила владельцам груза огромную страховку и получила, таким образом, право собственности на затонувшее судно. После многократных безуспешных попыток поднять корабль с его драгоценным грузом в 1859 г. удалось поднять на поверхность... судовой колокол. С тех пор по традиции, когда представитель фирмы «Ллойд» должен объявить плохую новость, он бьет в этот колокол один раз, когда хорошую — два.

3.Следует отметить, что аналогичные потрясения пережили (или «не пережили») на рубеже 80-х годов многие другие фирмы сектора больших ЭВМ. Среди тех, кто «пошатнулся, но устоял», кроме упомянутой выше фирмы «Ай-си-эл», которую спасали деньги английских налогоплательщиков, американская фирма «Амдал» («Amdahl») —ведущий изготовитель IBM-совместимых ЭВМ. Живучесть этой фирмы также объяснялась в значительной степени внешними обстоятельствами: в то время американская компания «Амдал» представляла собой лишь «перископ» мощной японской фирмы «Фуджицу» на американском рынке ЭВМ. Как заметил об этом один из американских обозревателей, «лучший способ для иностранной компании внедриться на американский рынок — стать „американской компанией"» [101, р. 51].

4.«Сторожевой гусь» — так иногда кратко определяют профессиональные основные обязанности такого эксперта: предупреждать об опасных изменениях внешней обстановки, обращать внимание руководства на наиболее перспективные из новых направлений производственной деятельности.

5.Например, в 1983 г. фирма «Артур Д. Литтл» предлагала отчет о тенденциях развития сектора персональных ЭВМ и их применениях (в домашних условиях, в конторах, на производстве и т.д.)  по годовой подписке стоимостью от 30 до 90 тыс. долл. [102].


Онлайн-версия CD-ROM приложения к книге Г.Р.Громова
"От гиперкниги к гипермозгу: информационные технологии
эпохи Интернета. Эссе, диалоги, очерки
."