Очерки информационной технологии.
Г.Р.Громов.
Москва, ИнфоАрт, 1992, 1993.

Информационные ресурсы

  Человек, слуга и истолкователь Природы, ровно  столько совершает и понимает, сколько он охватывает в порядке Природы; свыше этого он не знает и не может ничего.

Ф. Бэкон. Новый Органон. 1620 г.

Растущая зависимость промышленно развитых стран от источников информации (технической, экономической, политической, военной и т.д.), а также от уровня развития и эффективности использования средств передачи и переработки информации, привела к формированию на рубеже 80-x годов принципиально нового понятия - национальные информационные ресурсы.

Политические и военные аспекты. Исторически информационные ресурсы были в центре внимания правящего истэблишмента любого государства, в первую очередь, как политический или военный фактор.

Герберт Шиллер, профессор факультета средств информации Калифорнийского университета (Сан-Диего), объяснял это тем, что (как обычно понимает любой политический деятель) "информационный аппарат - наиболее дееспособный рычаг управления государственной системой..." [18, с.43]. Чтобы отметить характерный масштаб информационных потоков в правительстве, он отмечал, в частности, что, к примеру, правительственная типография США - это "крупнейший в мире издатель, который ежедневно (!) получает двадцать железнодорожных вагонов бумаги" [18, с.50].

При упоминании военных аспектов в первую очередь отмечается, как правило, разведывательная деятельность правительственных организаций, которая, по определению специалиста по истории разведывательных учреждений США Г. Рэкса, представляет собой "поиск информации, необходимой для принятия решений и действий. Полученная информация - продукт - и есть разведывательные данные" [18, с.58] .

О масштабах такого рода "поиска" говорят следующие цифры. Ежегодные расходы правительства США на разведывательную деятельность превышают 10 млрд. долл. При этом только за первые десятилетия после 2-й мировой войны было накоплено 300 млн. страниц секретных документов [18, с.60].

Однако сами по себе, разумеется, достаточно важные политические и военные факторы все-таки относятся к числу традиционно наиболее понятных тысячелетиями развиваемых аспектов использования информационных ресурсов. Исторически новым оказался наблюдаемый за последние десятилетия в промышленно развитых странах стремительный рост экономической значимости народнохозяйственных аспектов национальных информационных ресурсов.

Народнохозяйственные аспекты. Председатель американской программы по формированию политики в области информационных ресурсов профессор Гарвардского университета А. Осттингер (Кембридж, шт. Массачусетс) считает, что наступает время, когда "информация становится таким же основным ресурсом, как материалы и энергия, и, следовательно, по отношению к этому ресурсу должны быть сформулированы те же критические вопросы: кто им владеет, кто в нем заинтересован, насколько он доступен, возможно ли его коммерческое использование?" [19, с.191].

Национальные информационные ресурсы - новая экономическая категория. Корректная постановка вопроса о количественной оценке этих ресурсов и их связи с другими экономическими категориями все еще ожидают* крупномасштабных организационных мер для их разработки и потребуют длительных усилий специалистов и ученых самых разных областей знаний.

Рассмотрим поэтому лишь некоторые из частных тенденций, которые являются отражением общего растущего влияния национальных информационных ресурсов на важнейшие показатели экономического развития.

Реальная угроза исторически близкого истощения природных запасов сырьевых ресурсов еще несколько десятилетий назад поставила перед США проблему переориентации экономики на использование главным образом воспроизводимых ресурсов. В 1971 г. Президент Национальной Академии наук США Ф. Хендлер формулировал эту мысль следующим образом: "Наша экономика основана не на естественных ресурсах, а на умах и на применении научного знания" [20, с.19].

Наукоемкие изделия. Как и сельскохозяйственные, информационные ресурсы относятся к весьма ограниченному числу экономически значимых воспроизводимых ресурсов. Подобно тому, как продуктом эксплуатации сельскохозяйственных ресурсов являются, в первую очередь, поставляемые на внутренний и внешний рынки предметы питания, так и, вероятно, наиболее очевидным продуктом промышленной эксплуатации национальных информационных ресурсов оказываются, в первую очередь, так называемые наукоемкие изделия обрабатывающей промышленности.

Какие отрасли промышленности относят к наукоемким? Высокотехнологичной (high technology), наукоемкой в 80-с годы считали продукцию, в стоимости которой расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) занимают 3,5% и более [21]. В 70-е годы эта "отметка" была существенно ниже. Рост "средней наукоемкости" изделий промышленности продолжается, и в 90-с годы нижняя "грань наукоемкости", видимо, будет оцениваться в 5%. В то же время рост этот заметно различен по отраслям. Для индустрии ЭВМ, например, относительный уровень затрат на НИОКР почти вдвое превышает средний в обрабатывающей промышленности.

Если сравнивать структуру затрат в наукоемких отраслях промышленности со структурой сельскохозяйственного сектора экономики, то расходы на работы НИОКР являются, в известном смысле, аналогами затрат на семенной фонд и обработку земли. Продолжая эту аналогию, можно рассматривать функции изделий и услуг информационных отраслей - индустрии ЭВМ и отраслей связи как функции, выполняемые механизмами по переработке сельскохозяйственного сырья, а также транспортными средствами, элеваторами и распределительной сетью.

Отметим некоторые характерные для эксплуатации этих воспроизводимых ресурсов пропорции, В общей структуре американского продовольственного комплекса затраты на собственно сельское хозяйство, т.е. на приобретение сельхозорудий, обработку земли, содержание скота и т.д., не превышают 30%. Остальные более 70% составляют затраты на выработку из уже полученного сельхозсырья готовых потребительских продуктов и их сбыт [22]. Близкие пропорции можно различить и в высокотехнологичном промышленном производстве: суммарные затраты на НИОКР и средства информационной технологии, т.е. на "посев и культивирование" знаний, составляют для наукоемких отраслей 10 - 20% от стоимости промышленной продукции.

Понятно, что в рамках избранных критериев оценки "информационной нагруженности" изготовления изделий обрабатывающей промышленности относительно новые и более традиционные отрасли различаются весьма заметно. Так, например, в заводской себестоимости полупроводниковой микросхемы примерно 70% приходится на "знания", т.е. НИОКР и испытания, и не более 12% - непосредственно на рабочую силу. С другой стороны, даже на самом технологически передовом, "полностью автоматизированном" автомобильном заводе на долю рабочей силы все еще приходится от 20 до 25% себестоимости [23].

На рис.1,2 показано, как изменялась на вековом интервале доля расходов на НИОКР в валовом национальном продукте (ВНП) ведущих в промышленном отношении капиталистических стран. Затраты американской частной промышленности на НИОКР последние десятилетия были устойчиво структурированы, в среднем, следующим образом: фундаментальные научные исследования - 3%, прикладные исследования;(НИР) - 20%, разработки (ОКР) - 77% [24].  

Рис. 1.2. Динамика расходов на НИОКР по отношению к стоимости ВНП в вещих капиталистических странах. По данным: Налимов В.В., Мульченков З.М, Наукоматрия. - М,: Наука, 1969. - С, 37 - 38: "США: экономика, политика, идеология", - 1981. - №10. - С.110; "Электроника". - 1980. № 23. - С.112; "Индикатор науки... - 1937", табл. 4 - 2

Следует отметить, что затраты частной промышленности покрывают лишь половину всех расходов на НИОКР в США. Другую половину берет на себя государство. Именно государственные ассигнования и обеспечивают, в основном, расходы на фундаментальные исследования, которые, как известно, если и окупаются, то очень нескоро и поэтому не могут быть привлекательным объектом для капиталовложений частной промышленности. С учетом расходов правительства в целом по США расходы на НИОКР оказываются структуризованы существенно иначе, чем приведенные выше затраты, частной промышленности:. фундаментальные исследования - 14%, НИР - 22% и ОКР - 64% [24] (см. рис.1.3). Отметим, что это оценки структуры НИОКР по статистическим данным 70-х годов, однако с тех пор заметных изменений в относительном распределении расходов не наблюдалось, если не считать некоторого снижения доли ассигнований, выделяемых на фундаментальные исследования: от 14% в 1970 г. до 12% к середине 80-х [25].  

Рис- l.3. Структура общих расходов на НИОКР.
По данным: "США: экономика, политика, идеология". - 1981, - №8. - С. 121; 1986. - №2. - С.41.

Постоянное внимание на всех уровнях социально-экономической структуры управления к опережающему развитию высокотехнологичных отраслей привело к тому, что доля наукоемкого оборудования в общей сумме капиталовложений в производственное оборудование США увеличилась за период с 1972 г. по 1982 г. почти вдвое: от 27 до 50% [26]. Эта сама по себе достаточно характерная тенденция получила дополнительное, еще более форсированное развитие в середине 80-х годов [27]. В результате доля наукоемкой продукции в экспорте США росла от 42% в 1983 г. до 48% к 1990 г. и, как ожидают, достигнет 64% к 2000 г. [28].

Соответственно меняется и качественный состав занятых в обрабатывающей промышленности - неуклонно растет уровень образования трудящихся США в целом. В 1985 г. он оценивался в среднем в 13,1 лет обучения. Считается, что средний американский трудящийся по уровню образования приближается ныне к среднеспециальному, включающему полную школьную подготовку и двухлетний колледж [29].

Столь же серьезное внимание уделяется уровню насыщенности учеными хозяйственного механизма США, который остается наивысшим по отношению к остальным странам Запада. По состоянию на начало 80-х годов в США было 65 ученых на 10 тыс. человек, в Японии - 56, Англии - 33, Франции - 32.

В обрабатывающей промышленности США ныне в среднем 7 инженеров приходится на 100 рабочих [30]. - Однако при этом необходимо ясно понимать, что 2,1 млн. американских инженеров - это, как правило, высококомпетентные профессионалы, выполняющие сложные функции связующего звена между наукой и производством:

"В соответствии с классификацией Бюро трудовой статистики США к инженерам относятся работники, применяющие научные принципы, теории и математические методы в решении практических проблем производства и техники" [31).

Понятно, что в целом задача обеспечить необходимый для вступления страны в "век информации" уровень образования трудящихся нс является ни простой, ни дешевой. Достаточно сказать, что расходы на сферу образования в США находятся в пределах 6 - 7% от ВНП, т.с. приблизительно соответствуют уровню расходов на оборону. Затраты эти неуклонно растут по совершенно ясным экономическим мотивам - научно-технический прогресс обеспечивает ныне 40 - 65% от общего прироста ВНП в США [32].

В заключение отметим важнейшее обстоятельство - темпы роста производительности труда в наукоемких отраслях промышленности резко выделяются на фоне всех остальных секторов экономики. Так, согласно прогнозу бюро статистики труда США, к 1995 г. доля занятых в наукоемких отраслях практически не изменится по сравнению с 1986 г. (увеличится на 6,4 - 7% от общей численности трудящихся в несельскохозяйственных секторах экономики), тогда как темпы прироста производимой ими условно чистой продукции будут, как показывают оценки, в 2 - 3 раза опережать темпы прироста ВНП [33] . Соответственно будет расти общий удельный вес наукоемкой продукции в ВНП.

Таким образом, долговременная стратегическая ориентация экономики США на промышленную эксплуатацию, в первую очередь воспроизводимых ресурсов, обрела за последнюю четверть века четкие контуры последовательно реализуемой политики. На мировом рынке это, видимо, наиболее заметно проявляется в том, что вот уже много лет около 50% мирового экспорта зерна и 80% экспорта соевых бобов принадлежит США, так же как, к примеру, 80 - 90% используемых в странах Западной Европы и Японии изделий вычислительной техники (независимо от укрепленной на их лицевой панели торговой марки изготовителя) разработаны американскими фирмами или их зарубежными филиалами [34].

В то же время за последние годы все громче раздаются голоса критиков этой политики. "Мы решительно не согласны с теми, кто считает, что можно сосредоточить внимание главным образом на развитии сельского хозяйства и отраслей промышленности, непосредственно связанных с информационной технологией, и оставаться при этом главной экономической силой мира", - сформулировал точку зрения растущего круга влиятельных оппонентов стратегии преимущественного развития средств эксплуатации воспроизводимых ресурсов руководитель одной из крупных американских промышленных корпораций О. Роурк [42]. Тональность такого типа высказываний становится все более категоричной по мере того, как заметно ухудшаются внешнеэкономические показатели развития США. Наряду с растущим общим дефицитом внешнеторгового баланса, начиная с 1986 г. впервые стал для США отрицательным также и баланс сектора наукоемкой продукции. Это не означает, что уменьшается объем экспорта наукоемких секторов промышленности. Наоборот, экспорт из Америки наукоемкой продукции продолжал расти, однако импорт ее за последнее время растет заметно быстрее...

Означает ли этот, сам по себе достаточно красноречивый, факт, что США готовы уступить (или уже уступили) кому бы то ни было, например Японии, место научно-технического лидера стран Запада, а их долгосрочная экономическая стратегия с явным акцентом на постоянное расширение промышленной эксплуатации национальных информационных ресурсов оказалась ошибочной?

Попытка ответить на этот вопрос требует более детального анализа понятия "технологический отрыв".  

------------------------------

*Эта дословная цитата из первого издания книги, к сожалению. так и не устарела: "... вce еще ожидают".  


Онлайн-версия CD-ROM приложения к книге Г.Р.Громова
"
От гиперкниги к гипермозгу: информационные технологии
эпохи Интернета. Эссе, диалоги, очерки
."