Очерки информационной технологии.
Г.Р.Громов.
Москва, ИнфоАрт, 1992, 1993.

Информационные услуги

К "наукоемким" относятся деловые услуги, которые  реализуются, в значительной степени, на основе передовой технологии (в частности, "ноу-хау" исследовательского и консультативного характера), а также непосредственно связанные с растущим уровнем компьютеризации всех сфер производства и общественной жизни [40, с.116].

3а последние два десятилетия растущее значение в  секторе наукоемких услуг приобретают информационные услуги. Эта быстро развивающаяся подотрасль в  секторе наукоемких услуг уходит своими истоками к специализированным консультативно-исследовательским  фирмам, изначально ориентированным, в основном, на юридическое и бухгалтерское обслуживание американских предприятий, устоявших после разрушительного  кризиса 1929 г.. Цель у большинства предприятий-клиентов такого рода консультативных фирм в то время  была самая очевидная - минимизация всех производственных издержек, чтобы продержаться, выжить до момента наступления экономического подъема.  

Многие предприятия при этом были вынуждены отказываться от услуг своих собственных специалистов и обращаться в наиболее острых ситуациях за деловыми консультациями к компаниям, узкоспециализированным на информационных услугах. Так начала развиваться новая область деловой активности. Информация, различные аспекты которой оказывались необходимы многим организациям, скапливалась в небольшом числе специализированных учреждений. Некоторые из таких учреждений, как например Anderson или Dan & Bradstreet, в этих условиях начали быстро расти и достигли размеров мирового масштаба. В ходе своего развития они приобрели исторически новый для человечества опыт самой разнообразной работы со знанием как товаром, а также накопили богатейшие хранилища отраслевой документации.

Однако лишь с появлением первых ЭВМ процесс развития информационных услуг получил необходимую технологическую поддержку. В 1947 г. сотрудниками Комиссии по атомной энергии США была создана первая информационная программа. Библиографические описания наносились на IBM-перфокарты, и поисковую работу в некоторых случаях заметно облегчила машина...

В 1960 г. Национальная ассоциация космических исследований США создала экспериментальную систему микрофишей, в которой поиск по ключевым словам вела ЭВМ. Спустя четыре года администрация службы аэрокосмических исследований использует в своей практической деятельности уже свыше трех тысяч "библиографических профилей" и выдает задание фирме Lockheed на исследование и разработку логического устройства Recol, предназначенного для автоматизации процессов сортировки документации.

В этот же период времени аналогичными разработками активно интересуется американская армия. В  1961 г. военными США был составлен специальный  прогностический перечень из 39 предметных областей—  наиболее перспективных, с их точки зрения, объектов  для будущих информационных исследований: от электроники до экологии. В 1965 г. в военном ведомстве  США практически использовались уже около 80 про грамм обработки документов.  

Вместе с началом широкого использования ЭВМ  третьего поколения в конце 60-х годов появляются и  первые территориально распределенные системы автоматизированного сбора, хранения и обработки данных.  Первоначально они, так же как и более ранние системы  централизованного типа, использовались в основном для  военных целей. Например, Агентство национальной без опасности США с тех пор ведет таким образом постоянное наблюдение за сообщениями и радарными сигнала ми со всей Земли.

Как правило, почти все сколько-нибудь крупномасштабные разработки в области создания автоматизированных средств хранения больших объемов данных, их  обработки и передачи на большие расстояния вплоть до  конца 60-х годов осуществлялись, главным образом, за  счет военного бюджета или иных государственных ассигнований. На рубеже 70-х гадов их результаты начинают во все более заметных масштабах проникать в  гражданский сектор хозяйственного механизма США и  в ряде случаев служат привлекательным объектом для  вложения средств частных фирм.  

Картотеки, созданные крупными федеральными  агентствами, Департаментом по вопросам энергетики,  Библиотекой Конгресса и др., начинают широко использоваться частными фирмами в коммерческих целях. На пример, Национальная служба технической информации с 1970 г. ведет активную эксплуатацию созданного  ею банка научно-технических данных, в том числе сведений об отчетах по НИР. Аналогичным образом идет  процесс структурирования и накопления на машинном  носителе электронных данных по основным разделам  отраслевых фондов документации и в других правительственных организациях.  

При этом всякий раз прослеживается одна и та же,  судя по всему, достаточно характерная в США тенденция - начальные производственные и финансовые усилия для реализации такого типа больших проектов обеспечиваются государством, тогда как коммерческая эксплуатация полученных результатов, нередко весьма прибыльная, предоставляется частному сектору. Так, для создания необходимой "инерции разгона" в информационных разработках ежегодные федеральные кредиты в эту область возрастали в течение первого десятилетия формирования индустрии информационных услуг от 76 млн. долл. в 1964 г. до 440 млн. долл. в 1974 г..

Необходимо сразу же оговориться, что было бы серьезным заблуждением связывать быстрый рост индустрии информационных услуг в США только лишь с отмеченным выше фактом их регулярной государственной поддержки, щедрым государственным стимулированием процессов создания общенациональной сети банков данных. К примеру, попытки некоторых европейских стран, например Франции (особенно в период правления там социалистической партии), решить таким образом задачу форсированного развития своей собственной сети информационных услуг не дали ожидаемого результата:

"При открытии состоявшегося в 1985 г. шестого национального конгресса по информации и документации Жорж Адерля выступил с тревожным сообщением: по имеющимся у него данным, вмешательство государства в область информатики и информации "привело Францию к значительному отставанию". Действительно, по сравнению с 1,7 млрд. долл., реализованными американскими банками данных, французский оборот отнюдь не выглядит блестяще...", - не скрывал своего разочарования, комментируя этот факт, французский эксперт аналитик Эрве Ле Телье (предпослав на этот раз своему обзору достаточно красноречивый заголовок "Французские банки данных: все еще малоизученный инструмент, недостаточно совершенный, слабоиспользуемый") и пояснял: "Во Франции недостаток нефти, увы, все еще не всегда компенсируется выдвижением идей. Банки данных — эта французская "серая нефть" - так и не получили пока обещанного развития" [50].

Как видно из рис.1.7, среди большого числа самых разнообразных областей приложения информационных услуг наиболее активно развивались до сих пор банки финансовых и экономических данных, тогда как относительный вес банков научно-технической информации все еще остается весьма небольшим. Не в последнюю очередь это, видимо, объясняется и тем обстоятельством, что разработки, которые инициируют собственными нуждами финансовые учреждения, ныне уже мало зависят от государственных субсидий, тогда как при создании банков научно-технической информации поддержка государства по-прежнему остается важным фактором. Например, фирма Chemical Abstracts Services, обладающая документацией Американского химического общества, получила 45 млн. долл. от Национального научного фонда (для сравнения, в 1984 г. все американские банки научных и технических данных едва достигли ежегодного оборота, равного 100 млн. долл.). В результате массированной государственной помощи, предоставленной разработчикам на критически важном этапе "разгона", фирма Chemical Abstracts Services в исторически короткий срок стала обладателем электронной документации, охватывающей свыше 6 млн. различных соединений, что позволило ей, в частности, успешно начать информационную экспансию в Западную Европу. В качестве одного из первых шагов на этом пути фирма заключила договор с ФРГ на развертывание сети банков научных и технических данных...

Рис.1.7. Тематическая структура распределения доходов американских банков данных (усредненные оценки 80-годов)

В середине 80-х годов американские банки данных реализовали в Европе около 15% своего оборота. Следует подчеркнуть, что эта относительно небольшая доля в большей степени характеризует разницу в масштабах соответствующих секторов рынка информационных услуг двух указанных регионов, чем уровень информационного суверенитета" стран Западной Европы. Как заметил об этом Э. Телье, "конкурирующим с американскими банками данных фирмам приходятся приспосабливаться или они... исчезают. Они нуждаются в информации, уже зарегистрированной существующими банками, и ВЫНУЖДЕНЫ заключать соглашения о сотрудничестве..." [50].

В 70-е годы случалось, что европейские военные и ученые еще выражали иногда беспокойство (в весьма, впрочем, вялой форме) в связи со стремительным рывком в развитии американских банков данных и неотвратимо надвигающейся в связи с этим мировой монополией" США в области информации. Однако реакция европейских промышленных кругов оставалась и тогда вполне прагматичной. Они, по-видимому, достаточно быстро осознали, что получают в свои руки весьма высокопродуктивный инструмент, и решили, что в сложившихся условиях им уже нет смысла размышлять ею "информационном суверенитете". Тем более, что американские информационные фирмы, такие как  Dan & Bradstreet, успели к этому времени стать для них просто необходимыми. К примеру, именно у этой фирмы британский финансовый еженедельник заимствует данные о тысяче первых французских предприятии, которые ему не удается получить независимым путем, широкие же круги общественности стран Западной Европы вопрос, казавшийся абстрактно политическим, о мировой монополии США на источники информации тем более не волновал (хватает вполне земных забот...).

Скандал разразился лишь несколько лет назад, когда во Франции стало известно, что многие годы и парижский национальный банк, и даже информационная служба французского парламента пользуются статистическими данными, поступающими через посредство американской специализированной фирмы информационного обслуживания Data Resources Inc. [50].

К середине 80-х годов на мировом рынке информации были коммерчески доступны услуги (по различным оценкам) от 2 до 3 тыс. банков данных. Их общий торговый оборот оценивался к этому времени в пределах 2 - 3 млрд.долл., из которых, как полагают, 80% приходилось на американские фирмы, около 15% мирового коммерческого оборота банка данных - на информационные услуги специализированных фирм Западной Европы, деятельность которых с 1981 г. координируется ассоциацией западно-европейских стран в области информации. В США большая часть такого типа специализированных фирм, ориентированных на мировой рынок информационных услуг, объединена в Ассоциацию информационной индустрии.

Таблица 1.6

Распределение банков данных по социально-экономическому статусу организаций, которым они не принадлежат (%)

Статус организации

Регион

США Зап. Европа
Правительственные органы 28 40
Бесприбыльные организации 19 32
Коммерческие фирмы 52 28
Общее число обследованных банков данных 800 450

Заметные различия в социально-экономическом статусе организаций, владеющих банками данных в США и Западной Европе, показаны в табл. 1.6. Структура распределения банков данных США по типу преимущественно накапливаемых ими данных приводится в табл. 1.7.

Таблица 1.7

Распределение банков данных США по типу хранимой информации

Тип информации Относительная доля типов банков данных, %
Данные:  

библиографические

46

цифровые

34

комбинированные, текстуально-цифровые и др.

20

В начале 80-х годов взрывной процесс формирования тематически-ориентированных банков данных - базовой технологии индустрии информационных услуг - в основном завершается. Значительная часть быстрорастущего потока запросов потребителей из самых различных областей профессиональной человеческой деятельности оказывается к этому времени перекрыта возможностями информационных фондов свыше тысячи организованных по отраслевому принципу автоматизированных "хранилищ" оперативно обновляемой информации. Процесс совершенствования аппаратно-программных аспектов технологии информационных услуг по-прежнему развивается с весьма высокой скоростью, однако основной акцент в концепции их разработки и использования заметно переместился: наиболее приоритетными оказываются уже не столько научно-технические задачи хранения и автоматизированной обработки данных, сколько "человеческой природы" проблемы содержательного осмысления быстро растущего обмена накапливаемой информации.

Ведущие информационные центры интенсивно наращивали в 80-е годы, я первую очередь, "аналитический потенциал" своих предприятий. Несмотря на продолжающийся быстрый рост абонентской сети и, соответственно, общего числа поступающих в банки данных внешних запросов, начиная с середины 80-х годов, могло сложиться парадоксальное впечатление, что крупнейшие в мире банки данных начинают все больше работать по замкнутому циклу - "сами на себя". Например, в таких фирмах, как Data Resources Inc. или Chase, объем внутренних запросов оказался примерно равным объему запросов со стороны внешней клиентуры.

Около двух третей от общей численности персонала таких организаций в действительности являются экономистами и экспертами-консультантами в других областях. По существу, многие американские банки данных ныне представляют собой лишь "верхушку айсберга" -видимую и наиболее простую, с точки зрения коммерческого доступа, часть высокоавтоматизированных институтов конъюнктуры и прогнозов [50].

Понятно, что столь явно обозначившийся крен в сторону развития преимущественно исследовательской и обзорно-аналитической деятельности крупнейших информационных фирм, располагающих собственными, органично встроенными в структуру организации мирового уровня банками данных, отнюдь не случаен. Разница между конечной экономической эффективностью в деятельности банков образца 70-х годов, торгующих в основном "сырой" информацией, и тем высокоавтоматизированным аналитическим комплексом, который начал складываться на их базе к концу 80-х годов, приблизительно такая же, как и между нефтяными компаниями развивающихся стран, занятыми добычей и продажей на мировом рынке в основном сырой нефти, и нефтяными гигантами, реализующими главным образом продукты многоуровневой нефтепереработки: бензин, пластмассы и т.д.

В заключение этого раздела отмстим, что упомянутые выше несколько миллиардов долларов общей суммы годового торгового оборота всех коммерчески доступных банков данных мира - ничтожно малая, по существу едва различимая (на уровне погрешности измерений), часть от более чем 2 трлн. долл., в которые оценивается ныне годовой товарооборот мирового рынка. Могут ли хоть на что-то реально влиять (в экономическом смысле!) эти исчезающе малые "доли процента"? Наконец, стоило ли вообще останавливать внимание читателя на такого масштаба "коммерческих операциях" в сфере информационных услуг, во всяком случае, в экономическом аспекте развития современного этапа промышленной революции?

Джон Нейсбит и Патриция Эбедин (авторы книги "Megatrends", в середине 80-х годов весьма широко и заинтересованно обсуждавшейся в промышленных и академических кругах) в 1985 г. опубликовали вторую свою работу "Перестройка корпорации", которая также со временем оказалась среди долгоживущих "деловых бестселлеров". Авторы вынесли на обложку этой книги развернутый подзаголовок "И свою собственную работу и деятельность своего предприятия надо преобразовывать в соответствии с требованиями нового информационного общества".

В начале книги Д. Нейсбит и П. Эбедин формулируют 10 важнейших условий, которые, по их мнению, определяют и необходимость, и, соответственно, основные направления такой перестройки. Вот первое из них:

"1. В индустриальном обществе стратегическим ресурсом является капитал. В новом информационном обществе этим ключевым ресурсом становится информация, знание, творчество..." [ 54 J. Одна из многочисленных трудностей, которые встают на пути исследователя, предпринимающего попытки анализа "в реальном времени" переживаемого ныне переходного этапа между индустриальным и информационным обществом, заключается, кроме прочего, также и в том, что одни и те же социально-экономические процессы требуют принципиально иных критериев для взвешенной оценки значимости факторов, управляющих их развитием, в зависимости от того, в "системе координат" технологически какого типа общества они оцениваются: уходящего - индустриального или вновь формирующегося - информационного.

Оценивать социально-экономический вес многократного преобладания потока лицензий из США, скажем в Японию, над обратным потоком можно, по-видимому, и в долларовом эквиваленте. Например, как это обычно делается, измерив в годовом исчислении итог соответствующих сделок на продажу технологий между двумя странами. Совершенно аналогичным образом можно попытаться оценить экономические, политические, технологические и иные аспекты контроля США над тысячами коммерчески доступных банков данных, а также иных сегментов мирового рынка информационных услуг, указав финансовый итог выполненных ими за год заказов "сторонних организаций". В обоих случаях общий результат выражается, казалось бы, относительно небольшой суммой в несколько миллиардом долларов.

Упомянутый выше "пункт первый" условий "информационной перестройки", по Д. Нейсбит и П. Эбедин, по-видимому, как раз и призван, кроме прочего, обратить внимание на недопустимость именно такого типа смещения критериев, предупредить опасность перепутывания размерностей из двух принципиально различных "систем координат". Оценивать социально-экономический вес завоеванного технологическим рывком права на контроль над значительной частью мировых потоков информации только лишь долларовым эквивалентом коммерчески реализуемой части этой информации - это, по существу, то же самое, что оценивать эффект массового внедрения ЭВМ, к примеру, теплом, которое они выделяют в помещениях, сопоставляя его с суммарными энергозатратами на обогрев помещений иными приборами. В то же время необходимо признать, что все еще в основном размыто-интуитивному пониманию, какие критерии уходящего этапа промышленной революции уже не работают в новом контексте, не всегда сопутствует понимание качественной природы новых критериев. Более того, далеко не выяснена пока гносеологическая основа ожидаемой "системы координат". Можно лишь предполагать, что основные ее "оси" будут носить существенно гуманитарный характер, отнюдь не обязательно допускающий столь привычное, казавшееся до сих пор " научно обязательным" цифровое их выражение...


Онлайн-версия CD-ROM приложения к книге Г.Р.Громова
"
От гиперкниги к гипермозгу: информационные технологии
эпохи Интернета. Эссе, диалоги, очерки
."