Очерки информационной технологии.
Г.Р.Громов.
Москва, ИнфоАрт, 1992, 1993.

Инновационный механизм: динамика, факторы роста

...Таланты создавать нельзя, но можно создавать культуру, то есть почву, на которой растут и процветают таланты. Чем больше, шире и демократичнее культура, тем чаще появление таланта и гения. Один ученый назвал живопись Ренессанса эпидемией гениальности.

Г. Нейгауз. Об искусстве фортепьянной игры. 1958 г.

Вековая тенденция к централизации производства, характерная для индустриального общества, была связана с доминирующим на первом этапе промышленной революции организационным принципом - "экономия на масштабах". Термин этот отражал тот хорошо известный факт, что при массовом производстве стандартизованной продукции ее себестоимость заметно падает с ростом масштабов предприятия.

Между тем, увеличение разнообразия общественных запросов, вызванное повышением уровня жизни, культурно-образовательного ценза населения1 и, соответственно, ростом числа существенных показателей "качества жизни", вело к неуклонному расширению обязательного минимума номенклатуры вновь создаваемых изделий и услуг.

В условиях неуклонного роста требований мирового рынка по расширению номенклатуры продукции и темпов ее обновления радикально меняется доминирующий тип общественного производства. Неотвратимо сокращается доля массового производства стандартизованных изделий, где упомянутая "экономия на масштабах" еще имела бы смысл, и одновременно растет общий объем самых разнообразных товаров и услуг, производимых большим числом средних, относительно небольших и совсем мелких предприятий, способных с требуемой оперативностью реагировать на изменения запросов рынка.

Английский экономист Е.Ф. Шумахер опубликовал в 1973 г. книгу "Малое - это прекрасно", название которой вскоре обрело самостоятельный смысл в качестве одной из центральных парадигм экономики постиндустриального общества [57].

Среди обсуждаемых в книге базовых концепций "экономики, основанной на человеческих ресурсах" (так звучит подзаголовок книги Е.Ф. Шумахера) автор особо выделяет революционные изменения в организационной структуре промышленного производства: от "массового производства" к "производству массами". Под последним понимается растущее число малых фирм, быстро увеличивающаяся масса индивидуально практикующих ремесленников, специалистов высшей квалификации, ученых, ..., иными словами, всех тех, для кого творческая работа и досуг в принципе не могут быть разделены во времени.

Американский футуролог О. Тофлер, автор широко известных книг "Футурошок" и "Третья волна" [61], исследует происходящий ныне процесс, по его выражению, "демассофикации" и определяет его как "третью волну" цивилизации. Десять тысяч лет назад началась "первая волна" - сельскохозяйственная революция, которая превратила племенных кочевников в оседлых крестьян. Несколько столетий назад промышленная революция - "вторая волна" - начала процесс преобразования тысячелетних традиций аграрного общества в общество индустриальное, крестьян - в рабочих, независимых ремесленников - в заводских специалистов и т.д.

Что оказалось наиболее характерным для общества "второй волны"? Массовое производство, массовое распределение, массовый отдых, массовое образование... Основные принципы функционирования такого общества - стандартизация, синхронизация, централизация, гигантомания.

«До промышленной революции,- поясняет О. Тофлер,- производство не было массовым. Затем наступил период массового производства предметов потребления, а теперь мы начинаем двигаться обратно - к индивидуализированным заказам, но на основе высокой технологии. Это спираль» [59].

К настоящему времени уже свыше 97% всех предприятий в США - это небольшие организации с числом занятых менее 20 человек. В совокупности эти крохотные фирмы создают свыше 40% ВНП страны.

Общее число "деловых единиц" в экономике США оценивается в 16 млн. Среди них различают три вида собственности: единоличную; партнерства; корпоративную (акционерную).

Единоличных (в иной терминологии это, вероятно, называлось бы "индивидуальной трудовой деятельностью") в США было около 12 млн. Среди них - принадлежащие одному лицу небольшие мастерские, лаборатории, сельскохозяйственные фермы. Сюда же относятся индивидуально практикующие врачи, адвокаты, владельцы небольших контор, пансионатов, мелких лавок и т.д. Нередко собственник такого "небольшого дела" занят им лишь в свободное от работы по найму время.

Партнерства (если не уточнять детали, то можно, видимо, употребить и ныне более нам привычное "кооперативы") - это также, как правило, небольшие предприятия, которыми на паях владеют двое или более лиц. Таких организаций в США насчитывается около 1,5 млн.

Корпорации - это предприятия самых различных размеров и хозяйственной направленности: от совсем крохотных до международных гигантов – ТНК, действующие в рамках акционерной формы собственности. Такого типа "акционерных обществ" насчитывалось в США 2,5 млн.

Таким образом, ныне уже более 20 млн. человек в США - владельцы и фактические совладельцы небольших предприятий, которые они создали, чтобы на свой риск лично проверить возможность экономически эффективной реализации какой-либо обнаруженной ими общественной потребности. Следует отметить, что заметно растущая последние десятилетия и социально все более активная общественная группа такого типа, как их все чаще называют "антрепренеров", составляет ныне заметную часть от всего самодеятельного населения США.

Для оценки ведущих факторов социальной мотивации, которые обуславливают исторически беспрецедентный численный рост этой общественной группы, небезынтересно, видимо, отметить, что в среднем их доход оказывается заметно ниже (для мужчин разница превышает 20%, а для женщин еще более разительна) среднего дохода работающих по найму. Более того, свыше 14% из миллионов такого типа антрепренеров вообще зарабатывают меньше официально установленного уровня минимальной заработной платы, хотя работают, как правило, много больше. "Это заставляет многих экономистов и социологов делать вывод о возрастающем стремлении людей получать иные выгоды, нежели только денежные доходы" [58].

Таблица 1.8

Структура занятости в США для работающих по найму (в зависимости от размеров фирм)

Год

Относительная доля (%) работающих в фирмах с числом сотрудников

Всего занятых млн. чел.

менее  20      

20-99

100 - 499     

более 500

1975

27

27

23

23

60,6

1984

27

29

23

21

78,0

 

По данным: "Индикатор науки...- 87", табл. 6-13.

Общая структура занятости для работающих по найму самодеятельного населения США приводится в табл. 1.8, из которой можно заключить, что за период середины 70-х - 80-х годов продолжалось снижение относительной численности занятых на крупных предприятиях. Причем среди малых предприятий наиболее быстро росли фирмы с численностью занятых от 20 до 100 человек.

В целом же за двадцать лет с 1965 по 1985 гг. в США малыми предприятиями было создано 35 млн. новых рабочих мест. За то же время большие фирмы сократили свою общую численность на 6 млн.

Необходимо подчеркнуть, что взаимодействующая через рыночный механизм социально-экономическая система из многих миллионов совсем крохотных, малых, средних и более крупных предприятий, образующая хозяйственный механизм США, представляет собой не статичное, плавно деформирующееся во времени сооружение пирамидальной структуры, а скорее остро направленную   "струю   течения".   Причем   общий   темп "протока", а точнее, "обмена веществ" в этом хозяйственном механизме постоянно увеличивается  вместе с ростом общественной потребности в расширении богатства разнообразия вновь создаваемой продукции. Для характеристики общей интенсивности такого "протока" достаточно сказать, что из каждых десяти вновь создаваемых предприятий восемь распадаются (по экономическим,   организационным,   технологическим   и   иным причинам) менее чем за три года после своего основания. Однако каждая такая "неудачная попытка" - это, как правило,  исследованный и отброшенный "тупиковый путь" - элементарный шаг процесса многомерного сканирования хозяйственным механизмом вновь возникающих рыночных возможностей, самостоятельно реализуемых  все более заметной  частью трудоспособного населения (миллионами "антрепренеров") методом индивидуально мотивированных "проб и ошибок".

Еще раз отметим в этом контексте, что переход общества   от   "индустриального"   к   "информационному" технологическому   базису   проявляется   пока,   видимо, наиболее заметно стремительным расширением богатства разнообразия, предлагаемых рынком изделий и услуг. В то же время, чтобы обеспечить такой скачок технологического разнообразия, потребовалось резко увеличить темп "обмена веществ" в хозяйственном механизме. Если в 1950 г. в США было создано 93 тыс. новых "деловых единиц", то в 80-х годах ежегодно создавалось уже свыше полумиллиона новых предприятий [56]. Понятно, что одновременно почти столько же их "уходило в проток": разорялось, свертывало свою активность для оценки причин неудачного старта и подготовки нового и т.д. Согласно статистическим данным, четыре из каждых  пяти   новых   продуктов  терпят  неудачу,   причем главным образом из-за плохого анализа рынка и недоработки  продукта  по отношению  к  требованиям того круга   потребителей,   на   который   он  был   изначально ориентирован [60].

Более полумиллиона новых предприятий в стране за один год! Понятно, что большая их часть создавалась в рамках уже существующих фирм для практической реализации, а затем и рыночного тестирования новых технологий, маркетинговых решений и т.д. Однако весьма заметную часть составляли вновь создаваемые полностью независимые предприятия. Из табл. 1.9 видно, что за первые пять лет декады 80-х общее число ежегодно вновь создаваемых фирм увеличилось в США более чем на четверть. Иными словами, скорость "обмена веществ" хозяйственного механизма США все еще продолжает расти, причем весьма заметными темпами.

Таблица 1.9

Рост числа вновь создаваемых предприятий в США

Год

Новые предприятия, созданные в рамках уже действующих компаний

Вновь созданные фирмы

1980

534 000

91 000

1981

582 000

92 000

1982

567000

91 000

1983

600 000

101 000

1984

635 000

102 000

1985

670 000

120 000

Общий прирост 1980/ 1985 гг. (%)

25

32

       

По данным: [58. с.6]

Среди миллионов действующих в США малых фирм несколько десятков тысяч представляют собой предприятия особого рода - малые инновационные компании. Их продукция формирует почти половину общей площади поверхности внешнего слоя быстро расширяющейся "сферы технологий". Согласно известным оценкам, независимые малые исследовательские коллективы дали от 40 до 46% всех крупных научно-технических нововведений, освоенных американской промышленностью: инсулин, стрептомицин, титан, хлопкоуборочную машину, каталитический крекинг, гидроусилитель рулевого управления, автоматическую трансмиссию, гирокомпас, частотную модуляцию, гетеродин, ксерографию, персональные компьютеры и т.д.

В среднем, по сравнению с крупными компаниями с численностью занятых более 10 тыс. человек, малые фирмы численностью в десятки или, много реже, сотни служащих внедряют в 17 раз больше нововведений на доллар затрат. Вот лишь некоторые характерные примеры из отдельных отраслей промышленности:

По мнению американских экспертов, исторически свыше 90% средств новой технологии создавалось до сих пор в США мелкими фирмами или независимыми изобретателями. Причем процесс этот имеет последние десятилетия явно выраженную тенденцию к усилению:

На долю большого числа малых фирм в США приходится около 4% общих расходов промышленности на НИОКР и, как отмечалось выше, более 40% всех выдержавших реальные испытания  рынком нововведений. Столь заметно большая эффективность организационно и экономически нестабильных малых поисковых коллективов по сравнению с жестко встроенными в структуру больших фирм (планово управляемыми) исследовательскими подразделениями давно уже стала предметом исследований, а также жарких дискуссий, в том числе и во всех эшелонах власти монополистических корпораций. За последние десятилетия было предпринято немало организационных усилий, чтобы отыскать рациональные способы сопряжения планово управляемого "большого" и принципиально неуправляемого проточного "малого" секторов НИОКР.

В частности, для освоения новой потенциально плодотворной области нередко практикуется так называемая техника "абордажных крючьев". Исследовательский комплекс большой корпорации "выбрасывает" в избранную зону поиска несколько административно автономных творчески мобильных групп, гарантируя им на установленный отрезок времени полную самостоятельность в выборе "жизненного пути". Если ожидаемая, но чаще все-таки неожиданная технологическая находка состоялась и одна из таких групп сумела создать новый продукт, который получил коммерческое "сцепление" с перспективным сектором промышленного рынка, то такой "зацепившийся крюк" подтягивают в административное тело корпорации для развития успеха. Группа-победитель становится ядром вновь создаваемого по открытому ей направлению исследовательского подразделения и в дальнейшем уже регулярно опирается в своем развитии на всю "плановую мощь" корпорации.

Однако, несмотря на известные преимущества, которые иногда (далеко не всегда!) дает большой фирме использование таких или иных способов децентрализации управления НИОКР, изменить в корне общую ситуацию, как правило, не удастся. Не ведет к успеху и обратный процесс - попытки большого предприятия коммерчески "заарканить" и подчинить затем административно какую-либо процветающую малую фирму. Во всяком случае, весьма редко сообщается об удачных такого рода попытках "разводить золотых рыбок в аквариуме": при утрате независимости, например в случае административного подчинения более крупной организации (приобретение малой фирмы монополией, слияния и т.д.), малые фирмы обычно резко снижают свою эффективность. Производительность труда при этом падает на 20 - 30%, а общая экономическая эффективность - в среднем в 1,5 раза.

"Поэтому прямое поглощение малых и средних фирм как способ организации производства уступает формально равноправному контрактно-договорному сотрудничеству и инвестированию, а административно-бюджетные формы управления постепенно заменяются программно-целевым финансированием подрядчиков.

Крупная корпорация - лидер - становится ядром комплекса, вокруг которого группируется большое число отдельных малых и средних фирм (или их группы), выполняющих значительный объем необходимых научно-технических и производственно-сбытовых работ в порядке научно-производственной кооперации. Несмотря на юридическую самостоятельность входящих в подобные комплексы компаний, они составляют единое целое финансово-экономической и технологической точек зрения.

Таким образом, крупные, средние и малые фирмы взаимно дополняют друг друга, что позволяет оптимизировать весь цикл "идея - рынок"..." [62]. В складывающемся органически неразрывном инновационном комплексе организационно наиболее устойчивые крупные и средние компании играют роль формообразующего силового каркаса ("скелета"), а масса вновь возникающих и быстро распадающихся мелких фирм образуют подвижную интенсивно обменивающуюся часть ("мышечную ткань").

Поэтому в одинаковой степени ошибочной была бы недооценка каждого из компонентов динамично развивающейся инновационной структуры. Крупные фирмы несут основное бремя финансовой нагрузки (примерно 95% всего объема научно-технического потенциала США сосредоточено в крупных корпорациях), малые - прокладывают им путь, исследуя наиболее рискованные и в технико-экономическом отношении, и с точки зрения маркетинга пути научно-технического прогресса (уровень риска, который может себе позволить малая фирма, естественно, несопоставимо выше того, который считается допустимым в крупной корпорации).

С точки зрения динамики развития национальной экономики оба этих сектора инновационного механизма неразрывно связаны, причем не только упомянутыми выше административными или бюджетно-контрактными узами. Скажем, массированные вложения больших компаний в НИОКР питают (косвенно!) в том числе и все тс формально от них, казалось бы, полностью независимые малые фирмы, которые организуют специалисты, ранее работающие на больших предприятиях. Понятно, что начинают они "свое дело" нередко "с нуля" и, разумеется, в первую очередь, на свои средства, однако не следует забывать, что "критическую массу" профессиональных знаний, которая, собственно, и даст им возможность самостоятельно начать процесс независимого поиска, специалисты эти предварительно "нагуляли" на многомиллионном оборудовании высокотехнологичных лабораторий "большого бизнеса"!

Иными словами, создать условия для отслеживания мирового научно-технического уровня по широкому кругу перспективных направлений современной технологии может только достаточно мощная, а значит, и централизованно управляемая организация, которой в нынешних условиях только и может быть по средствам необходимое для этого дорогостоящее оборудование. В то же время бюрократическая структура административного управления такой достаточно крупной организации в принципе не может обладать необходимой инновационной чувствительностью для достаточно быстрой реакции на "запах новой идеи". Поэтому общая народнохозяйственная отдача для национальной экономики в целом от массированных вложений в НИОКР определяется ныне уже не только (и даже не столько!) непосредственной  отдачей  тех  больших   предприятий,   где эти средства в основном и могут рационально расходоваться, но и тем, насколько эффективно действует общий "обмен веществ"  в инновационном  механизме страны. Основное его назначение - создавать необходимые социально-экономические   условия,   при   которых   наиболее "сумасбродные"(а значит, и   потенциально   наиболее перспективные!)  научно-технические  идеи,  вполне резонно отвергаемые с позиций безупречно здравого смысла  руководством крупной организации,   могут сравнительно безболезненно покидать стены того предприятия где их отвергли, чтобы в кратчайший срок пройти объективную проверку рыночной жизнеспособности в независимой специально для этого автором созданной малой фирме.

При этом нередко оказывается, что если такая малая фирма начинает вдруг   быстро расти, например, вследствие заметного успеха процесса внедрения базовой технической идеи, то связанный с этим неизбежный рост административного  аппарата новой коммерчески удачливой   организации "автоматически"   приводит  к вытеснению "отца-основателя" из созданной им фирмы, имеете с успехом предприятия неотвратимо надвигается на  него момент,  когда  вновь  приходится  уходить, на этот раз уже из своей собственной фирмы, чтобы начать основывать еще одну "малую фирму" для реализации очередной своей идеи и т.д.

"Трудно найти в одном человеке такую комбинацию талантов, чтобы основать компанию на определенной идее и ею же успешно управлять. Вот почему начинающие компании перед тем, как стать публичными, т.е. продавать акции, меняют в среднем 2,7 раза своих главных руководителей" |56|.

По существу, процесс этот напоминает нерест некоторых видов морских рыб. Чтобы особь вызрела, ей необходимы просторы и биологические ресурсы "большой воды", однако метать икру она может только в особых условиях мелководья. При нарушении любого из этих условии: нет необходимых ресурсов "большой воды" или нет свободного доступа к мелководью для нереста, - цепь естественного воспроизводства рвется. Аналогично и в инновационном механизме: нет "больших фирм" или питающих их НИОКР (структуры массированных вложений) или же нет условий для расширенного воспроизводства выношенных в больших организациях научно-технических идей на "мелководье" малых фирм - цепь регенерирования поколений высокой технологии рвется....

Первая из описанных выше органически порочных ситуаций "некомплекта условий регенерации технологических поколений" - недостаток средств на НИОКР - характерен для развивающихся стран, второй - крайне низкая эффективность массированных вложений в НИОКР из-за отсутствия необходимых условий для естественного "нереста" научно-технических идей (отлаженного социально-экономического механизма формирования "протока" малых фирм) для СССР.


[1] Если в 1900 г. не больше 3% американцев 25 лет и старше заканчивали колледж, то к 1980 г. число взрослых американцев с высшим образованием составляло уже почти 50% [56. с.74].


Онлайн-версия CD-ROM приложения к книге Г.Р.Громова
"
От гиперкниги к гипермозгу: информационные технологии
эпохи Интернета. Эссе, диалоги, очерки
."