Очерки информационной технологии.
Г.Р.Громов.
Москва, ИнфоАрт, 1992, 1993.

2 РЕПЕРНЫЕ ТОЧКИ ИНФОРМАЦИОННОЙ ТЕХНОЛОГИИ

 

Глава первая

ЭРА ЭВМ

Профессор объяснил мне, что он работает над изготовлением особых механических приборов, предназначенных для открытия отвлеченных истин... Каждый знает, как трудно изучение наук по общепринятой методике. Между тем, благодаря его изобретению, самый невежественный и бездарный человек при небольшой затрате средств и физических усилий может писать книги по философии, поэзии, политике, праву, математике, богословию.

Дж. Свифт. Путешествие в Лапутию. 1726 г.

Выступая в 1986 г. на ежегодной Общенациональной компьютерной конференции (National Computer Conference - NCC'86), профессор Станфордского университета В. Миллер пояснил суть наблюдаемых ныне глубинных сдвигов в структуре хозяйственного механизма промышленно развитых стран рисунком, на котором обозначены характерные "точки разрыва" траектории развития технологической цивилизации (рис. 2.1).

Отсчет минувшей индустриальной эры принято вести с 1790 г., когда паровая машина начала практически использоваться в Англии для откачки воды из шахт, а руководители некоторых в то время технологически самых передовых в Европе фабрик начинают применять первые механические ткацкие станки. Спустя 100 лет после появления этих революционных по своим социально-экономическим последствиям технологических нововведений американский инженер Ф. Тейлор разработал типовую систему организации труда людей, эффективно взаимодействующих между собой в рамках крупномасштабного индустриального производства. Успешная реализация базовых принципов такой системы резко повышала эффективность использования машин и оборудования - наиболее ценного в индустриальную эру производственного ресурса.

Рис. 2.1. Этапы развития промышленной революции.

Источник: W. Miller, SRI International [1, р.24]

Концепция "тейлоризма" основана на глубоко эшелонированном пооперационном разделении труда исполнителей различной квалификации. При этом как общий ритм работы предприятия, так и строго регламентированный ("технологически расписанный") характер пооперационно исполняемой отдельными участниками трудового процесса производственной деятельности целиком определялись наиболее эффективным режимом работы машин и механизмов. Хотя тейлоризм как логически обоснованная и практически выверенная производственная концепция индустриальной эры сложился лишь на рубеже XX в., острые дискуссии вокруг основных положений такого типа организационных систем начинались еще на заре промышленной революции.

В частности, серьезные сомнения вызывали неразрешимые, казалось, социальные парадоксы развития такого типа систем организации производства, в которых машины, изначально призванные облегчить труд людей, оказывались наиболее ценным ресурсом и, следовательно, для повышения эффективности их использования не только допускалось, но и, как правило, следовало резко снизить возможности проявлений человеком богатства разнообразия его творческого потенциала вплоть до выполнения им нескольких простейших элементов машиноподобных движений.

Исторически первые этапы механизации производства, связанные с уменьшением физических нагрузок и одновременным сужением функциональной зоны ответственности рядовых исполнителей, вызывали, как это неоднократно отмечалось, далеко неоднозначную, реакцию рабочих. Если снижение требуемых усилий исполнителя обычно рассматривается как положительный фактор, то последовательное измельчение этапов технологического цикла и, соответственно, жесткая специализация рабочих процедур постепенно оказываются все более тяжелым эмоциональным бременем, шаг за шагом ведут к социальной деградации - "обесчеловечиванию" процесса труда.

Еще в XVIII в. А. Смит отмечал, что специализация труда неизбежно приводит к снижению интеллектуального уровня производственных задач за тот недопустимо низкий предел, когда рабочий оказывается, по словам А. Смита, "тупым и безразличным" исполнителем. И, тем не менее, острая и постоянно растущая социально-экономическая потребность в удовлетворении массового спроса населения на предметы первой необходимости до самого последнего времени не позволяла отклоняться от базовых принципов "тейлоризма".

Не произошло сколько-нибудь заметных в этом отношении изменений и за первые десятилетия после изобретения ЭВМ. Научно-технические средства и методы информационной технологии складывались в течение первых четырех десятилетий века информации в условиях практически полного господства ранее сложившихся организационных принципов тейлоризма. К примеру, доминирующий в период 60-х - 70-х годов на большинстве крупнейших вычислительных центров мира организационно-технический принцип ПАКЕТНОЙ ОБРАБОТКИ представлял собой по существу прямой перенос на системы промышленной обработки данных базовых концепций индустриальной эры.

В 1974 г. (за двенадцать лет до упомянутого выше доклада В. Миллера) на одном из симпозиумов, регулярно организуемых в США Национальным бюро стандартов, состоялась дискуссия об ожидаемом влиянии на общество новой волны автоматизации. Коллега В. Миллера по Станфордскому университету Дж. Мак-Карти - один из наиболее известных в академическом мире лидеров "искусственных интеллектуалов" (термин этот, отражающий особый стиль полемики, принятый среди апологетов грядущего всемогущества методов "искусственного интеллекта", "экспертных систем" и прочих "ЭВМ последнего поколения", был введен в литературу их многолетним активным оппонентом - профессором Массачусетсского технологического института Дж. Вейценбаумом) - отмечал тогда, что за первые тридцать лет эры ЭВМ "прямой эффект - влияния технологических нововведений на повседневную жизнь рядового человека оказался в целом заметно меньшим, чем это было за три десятилетия 1890 - 1920 гг. Тогда происходили намного более фундаментальные изменения человеческого бытия: появились автомобили, холодильники, самолеты, телефоны, средства радиосвязи и т.д.

Разумеется, произошли определенные изменения и за последние три десятилетия, но, - заключает это сопоставление Мак-Карти, - по общему масштабу воздействия на человеческое общество они все еще далеко несопоставимы с теми изменениями, которые происходили в 1890- 1920 гг." [2].

Рисунок, предложенный В. Миллером, позволяет, в частности, более ясно понять, в чем именно заключается весьма распространенная такого типа методологическая ошибка сопоставления периодов технологических эпох, если сравнение выполняется, как это делал, например, Мак-Карти, без учета логической последовательности развития двух основных фаз (технологической и организационной) сопоставляемых этапов промышленной революции.

Бурному периоду перемен, характерному для этапа становления организационной структуры производства индустриальной эры в 1890 - 1920 гг., ныне на этапе формирования информационного общества соответствует, как это видно из рис.2.1, период становления новой организационной структуры производства эры массовой компьютеризации. В широком социально значимом масштабе этот период только начинается на рубеже последнего десятилетия XX в.

Итак, 90-е годы - это время, когда радикально меняются основные критерии экономической эффективности и базовые организационные принципы общественного производства. Главным стратегическим ресурсом национальной экономики оказываются не машины (пусть даже и самые совершенные!) или заключенные в недрах страны полезные ископаемые, а первичный источник богатства разнообразия - творческий потенциал людей, занятых в производственном процессе. При этом конечная экономическая эффективность работы машин и оборудования определяется в рамках вновь создаваемой организационной системы в основном тем, в какой степени они помогают решать центральную в век информации задачу - разносторонне стимулировать многогранный творческий потенциал работающих.

Но где же тогда "очередной Тейлор", которому, согласно рис.2.1, уже лет пять как пора бы было объявить миру новые базовые организационные принципы производства в век информации. Все предпринимавшиеся до сих пор попытки решения задач создания новой базовой организационной системы наталкиваются на мощный пласт проблем, как правило, много более сложных, чем все ранее обсуждавшиеся в контексте промышленной революции. Как заметил Дж. Мартин, "для современного общества становится все более настоятельной необходимость развивать человеческий потенциал с той же скоростью, как развивается потенциал технологический. Во многих случаях, - осторожно замечает он, - мы все еще не справляемся с этой задачей..." [3].

Вопросам стратегического планирования и "проблемно-ориентированного" развития основного ресурса современного предприятия - творческого потенциала сотрудников - начинает уделяться растущее внимание на всех уровнях  руководства, как отдельными фирмами, так и промышленностью в целом. Среди наиболее трудных из сложной цепи вопросов этого ряда, как правило, указывают на необходимость воспитания в самом ближайшем будущем у значительной части персонала фирмы способности к заметно большей, чем это когда-либо ранее требовалось, профессиональной мобильности. Например, А. Виггенхорн, директор центра обучения и переподготовки фирмы Motorola - одной из крупнейших в мире микропроцессорных компаний, предупреждал вновь принятых в 1988 г. на работу в эту компанию сотрудников о необходимости заранее готовить себя к тому, что им придется, по крайней мере, 5 или 6 раз менять свою основную профессию в течение трудовой жизни [5].

Согласно известным оценкам [4,5], суммарные ежегодные расходы предприятий США на профессиональное обучение и переподготовку персонала превысили во второй половине 80-х годов 200 млрд. долл. и продолжают быстро расти. По мере дальнейшей все более глубокой переориентации экономики промышленно развитых стран на эксплуатацию главным образом информационных ресурсов [6,7] неуклонно растет относительная доля той части общих вложений в хозяйственный механизм, которая целевым образом направляется на профессиональную интенсификацию творческого потенциала основной массы работающих.

Для оценки "технического фона", на котором складывается ныне интеллектуальный базис нового типа "информационного общества", кратко проанализируем ведущие тенденции и основные этапы эволюции информационной технологии за минувшие четыре десятилетия эры ЭВМ (по фрагментам книги [7]).


Онлайн-версия CD-ROM приложения к книге Г.Р.Громова
"
От гиперкниги к гипермозгу: информационные технологии
эпохи Интернета. Эссе, диалоги, очерки
."