Дороги и перекрестки ...

Домой
От гиперкниги...
МПСС
Контакты

... истории Интернета
Григорий Громов

Предыстория | Дорога первая | Дорога вторая | Next | Дорога третья | Статистика Интернета | Итоги и прогнозы | Эпилог и пролог

От гиперкниги к гипермозгу: Информационные технологии эпохи Интернета. Эссе, диалоги, очерки

Дорога первая. Из США в Европу

1858 г. Вначале был кабель...

Трансатлантический кабель для передачи срочных сообщений между континентами был проложен первый раз в 1858 г. Этот кабель успешно поддерживал телекоммуникационное сообщение между Америкой и Европой... несколько дней.

По сути это был работающий – пусть недолго – макет будущей системы трансатлантической связи, который эффективно выполнил основную для того времени задачу – убедить всех сомневавшихся в том, что такое вообще возможно. Потому и дата именно тех первых сеансов трансатлантической связи 1858 г. открывает историю телекоммуникационной ветви развития Интернета.

Затем, как это всегда бывает в истории прорывных технических решений, последовали годы накопления ресурсов, осмысления грядущих возможностей. Наконец, в 1866 г. масштабные работы по прокладке промышленного назначения системы телекоммуникаций через Атлантический океан завершились на этот раз уже стабильно наблюдаемым успехом, в том числе и коммерческим. Кабели, проложенные в 1866 г., успешно проработали около 100 лет, а проект в целом сравнивают с успешной высадкой человека на Луне.

На рубеже 2000-х гг. рост трафика передачи данных по подводным телефонным кабелям составлял уже около 90 % в годовом исчислении, а общая длина телефонных кабелей, проложенных по дну моря, приближалась к 200000 миль.

1957 г. Запуск советского Спутника –
стартовый сигнал к созданию ARPA

Президент Дуайт Эйзенхауэр (Dwight D. Eisenhower) понял необходимость создания в Америке государственной исследовательской организации для разработки технологически наиболее перспективных проектов после того, как Советский Союз запустил в 1957 г. Спутник.

1957 г. – 4 октября СССР запустил первый в человеческой истории искусственный спутник Земли.

1958 г. – 7 февраля Министерство Обороны США в ответ на запуск советского Спутника выпустило Директиву 5105.15, которой учреждалось специальное государственное Агентство, задачей которого было форсированное развитие наиболее сложных исследовательских проектов в области прорывных технологий будущего.

Организация, получившая название ARPA (Advanced Research Project Agency), объединила наиболее талантливых специалистов по наиболее тогда приоритетным для Америки направлениям науки и техники. Начали они с того, что попытались ответить на советский вызов. Первый американский спутник был запущен через 18 месяцев. Космическая гонка продолжалась еще долго, но уже несколько лет спустя после запуска того первого американского спутник было принято решение сосредоточить основные усилия и ресурсы ARPA на совсем ином направлении – прогнозируемо решающей гонке следующего столетия.

То есть ответ ARPA на советский вызов в области высоких технологий был в значительной степени асимметричным. В центр внимания решительно всех сил и доступных ресурсов был поставлен по сути один проект – компьютерные технологии в задачах телекоммуникаций. Акт рождения Интернета, таким образом, был предопределен.

Чтобы повысить общую эффективность разработки военных приложений бурно развивавшихся в университетах и частном секторе компьютерных технологий, руководителем ARPA в 1962 г. был назначен профессор Дж. Ликлидер (Dr. J.C.R. Licklider). Он оказался в итоге, как теперь это принято считать, достаточно дальновидным, чтобы уже тогда понять лишь впоследствии ставший всем остальным очевидный факт – решить задачи массовых приложений компьютерных технологий для важнейших правительственных организаций будет крайне трудно до тех пор, пока в стране не заработает в полном объеме и на регулярной основе общеамериканская система интерактивных компьютерных телекоммуникаций.

Поэтому он принял решение организовать тесные рабочие взаимодействия ARPA не только с частными – подрядными по специализированным проектам – американскими компаниями, но и с широким кругом ведущих в технологическом отношении университетов. Ликлидер основал под это направление работ специализированный фонд, который, собственно, и оказался затем базой для развития в Америке первой общенациональной компьютерной Сети – ARPANET. Именно это его решение – критически важное для всей цепи последующих событий – предопределило в значительной степени общий успех, в том числе, и той части телекоммуникационного проекта, развиваемого интеллектуальным ядром ARPA, который затем получил название «Интернет».

В 1968 г. в статье «Компьютер как коммуникационное устройство» (The Computer as a Communication Device by J.C.R. Licklider, Robert W. Taylor, Science and Technology, April 1968. Online republish by Systems Research Center of DEC, p. 29.)  Ликлидер и его коллега Роберт Тейлор (Robert W. Taylor) объясняли, в чем именно видится им основная роль будущей системы компьютерной связи. По их мнению, основное назначение такой системы было бы в предоставлении обществу возможности оперативно формировать «критическую массу» интеллектуальных ресурсов по наиболее приоритетным для страны задачам.

Авторы поясняли далее, что если взглянуть достаточно внимательно на любую сколько-то серьезную проблему, то можно убедиться, что общее число занятых в ней экспертов высшего уровня, которых реально окажется возможным собрать в одном месте для работы над данной проблемой, будет не более, чем... несколько человек. Остальные не смогут присоединиться по самым разным причинам, основная среди которых давно всем хорошо известна: наиболее творчески продуктивно мыслящие специалисты далеко не лучшим образом работают в коллективе (the most creative people are often not the best team players).

В то же время ни одна организация не может предоставить всем им достаточное число высших по административному рангу позиций, чтобы они чувствовали себя одновременно и достаточно независимо, и творчески комфортно. Выход ранее видели в том, чтобы дать им всем возможность работать в рамках ими же и выстроенных «империй». Предполагалось, что они смогут общаться между собой на иногда организуемых для этого творческих встречах. Однако на практике оказывается, что такие встречи им бывает организовывать очень даже не просто. Огромная нагрузка по обеспечению надлежащего функционирования своих «империй» отнимает у них слишком много времени.

Так вот – предполагали авторы той программной статьи – прорывные решения окажутся возможными, когда все эти территориально удаленные «звезды» одного проекта смогут повседневно свободно общаться между собой без необходимости собираться для этого в одном административно и географически месте. Тогда-то и окажется возможным формировать «критическую массу» творческих ресурсов для решения заметной части ныне рассматриваемых как неподъемные важнейших задач.

«Ну, и как же все-таки такую возможность им создать?» – формулировали в заключе-ние вопрос к научно-техническому сообществу Ликлидер и Тэйлор в 1968 г.

1969 г. Первый сеанс передачи данных
между территориально удаленными
компьютерами

Видимые результаты избранного Ликлидером направления развития компьютерных телекоммуникаций стали убедительно заметны достаточно быстро.

Первая попытка экспериментальной передачи сообщения в создаваемой сети университетских компьютеров состоялась в начале сентября 1969 г. с помощью программы Interface Message Processor (IMP), разработанной компанией BBN Technologies. Сеть к тому времени состояла из четырех узлов: Университет Калифорнии в Лос-Анджелес (UCLA), Стэнфордский исследовательский институт (SRI), Университет Калифорнии в Санта-Барбаре (UCSB) и Университета штата Юта, Солт Лейк Сити (UTAN).

Профессор Леонард Кляйнрок (Leonard Kleinrock) из UCLA, который с небольшой группой студентов решил провести работы по подключению к компьютеру в Стэнфорде, вспоминал потом, как они попытались переслать туда своим коллегам какую-нибудь информацию по каналу передачи данных: компьютер в Лос-Анджелесе – компьютер в Пало Альто (центр Кремниевой долины).

Начали они тогда у себя в Лос-Анджелесе набирать на клавиатуре первые буквы слова "login" и после каждой отправленной буквы переспрашивают тут же у коллег в Пало Альто по телефону, видна ли им очередная отправленная буква на экране "стэнфордского" компьютера.

«Мы позвонили в SRI..., и нажали на клавишу L. Спрашиваем по телефону:
– Вы видите L?
– Да, мы видим L.
Нажимаем на клавиатуре O, и вопрос по телефону:
– Вы видите O?
– Да, видим O.
Посылаем букву – G, тут-то наша система, увы, и рухнула, но... революция нача-лась».

Время жизни первого компьютерного канала передачи данных между двумя относительно недалеко друг от друга расположенными городами западного побережья США в 1969 г. оказалось даже заметно меньшим, чем время работы в 1858 г. первого канала передачи сообщений по трансатлантическому кабелю. Да и передать ведь успели заметно меньше информации. Однако революция и в самом деле в обоих этих – разделенных столетием – случаях началась.

Разумеется, это была все еще инкубационная фаза обсуждаемой революции, потому что о ней знали – или догадывались – тогда лишь сами участники проекта. В то же время руководители его понимали, что близится фаза в развитии проекта, когда показать широкой публике некоторые – пусть и промежуточные еще – результаты уже не просто полезно было бы из общих в таких случаях соображений, но, видимо, и необходимо, причем по самым разным причинам, в том числе и по психологическому состоянию участников.

1972 г. Первая публичная демонстрация
ARPANET

В конце 1971 г. Ларри Робертс (Larry Roberts) из DARPA решил, что стране в целом нужна серьезная, уже и моральная, мотивировка, чтобы дело сдвинулось. В октябре 1972 г. проходила Международная конференция по компьютерным коммуникациям, и Ларри попросил Боба Кана (Bob Kahn) из BBN организовать публичную демонстрацию ARPANET.

Бобу потребовался почти год, чтобы подготовить демонстрацию работы комплекта приложений в ARPANET. Идея состояла в том, чтобы установить переключатель пакетов и терминальный процессор (Terminal Interface Processor – TIP) в отеле Hilton в Вашингтоне и дать возможность людям из публики входить в Сеть и использовать ARPANET для управления самого разного типа пакетами прикладных программ в самых разных компьютерах, расположенных в различных географически точках территории США...

Демонстрация имела шумный успех, в том числе и к большому удивлению специалистов AT&T, которые были настроены скептически – будет ли все это вообще работать.

Источник: Vinton Cerf.

Где-то через два года после первой успешной демонстрации широкой публике ответа на вопрос, как "дать возможность человеку с улицы использовать ARPANET, запуская те или иные пакеты прикладных программ в самых разных точках расположения сетевых компьютеров на территории США...", эта самая Сеть действительно оказалась весьма загружена... «каждую пятницу ночью». Об этом как-то по случаю поведал нам Боб Белл (Bob Bell). Привожу ниже тот его e-mail:

Где-то в 1973–1975 гг. я работал инженером по техническому сопровождению компьютера PDP-10 в SRI. Помню, слышал тогда, что была регулярная «телеконференция» ARPANET, во время которой ее участники играли в Star Trek каждую пятницу ночью. Star Trek тогда был еще только текстовым, но уже использовались фотонные торпеды и фэйзерс, чтобы взрывать Клингонс.

P.S. Кстати, вот тоже вспомнил – была у меня очень хорошая логическая карта ARPANET, но моя бывшая жена забрала ее себе. (Она забрала все, кроме долгов.)

Bob Bell,
DEC
Field Service

Кажется, мы все-таки нашли ее – ту самую "хорошую логическую карту ARPANET". Спасибо за подсказку, Боб!

Ныне уже всем понятно, что Интернет изменил способ коммуникации... Точнее сказать, ввел в повседневную жизнь новые способы общения людей между собой. Но ведь не это было исходно целью его разработчиков. В какой степени можно предполагать, что основная задача – изначально оборонной природы – поставленная правительством США перед ARPA, была достигнута? Или же это был один из тех нередких в науке и технике случаев, когда «побочный эффект» – неплановый «выход» – той или иной разработки оказывается настолько ценнее первоначально поставленной цели, что вопрос о том, в какой степени решена была задача в ее исходной формулировке, вообще теряет всякий смысл?

Хронология основных этапов развития ARPA

  • 1958 г. Advanced Research Projects Agency (ARPA) создано Оборонным ведомством (Department of Defense - DoD)
  • 1961 г. Директором Defense Research and Engineering (DDR&E) назначается руководителе проекта в ARPA.
  • 1962 г. Information Processing Techniques Office (IPTO) сформирован для координации команды ARPA и управления исследованиями.
  • 1972 г. ARPA переименовано в Defense Advanced Research Projects Agency (DARPA)
  • 1986 г. Техническая задача IPTO расширена, и он становится Information Science and Technology Office (ISTO).
  • Начиная с 1991 г.  ISTO, в свою очередь, делится на Computing Systems Technology Office (CSTO) и Software and Intelligent Systems Office.

Источник: Charles Babbage, Institute Center
for History of Information Processing

Дискуссии на такого рода и сходные темы случаются в США часто, а в онлайновых конференциях и тем более тема эта одно время была едва ли не дежурной. В качестве примера приведем фрагменты из дискуссии, которая шла в рамках специализированного тематического форума CNN под рубрикой «Would the Internet survive nuclear war?» (Переживет ли сам по себе то Интернет хотя бы ядерный конфликт?).

Вводные тезисы, предложенные организаторами дискуссии, звучали следующим образом:

Весьма распространенным является миф о том, что Интернет может оказаться одним из немногих, если вообще не единственным средством связи, которое сохранится после ядерной войны. Если принять – предположить на минуту в этой дискуссии – такую точку зрения, то, как именно, по вашему мнению, он будет использоваться после ядерного апокалипсиса?

Характерны уже самые первые комментарии участников:

Б. Портер. 05:09pm Oct 3, 1998 ET. Крайне сомнительно, чтобы Интернет сохранил какие-то свои функциональные возможности после любого типа крупномасштабной ядерной атаки. Вспомните, как несколько лет назад всего лишь «короткое замыкание» на одной из линий электропередач обесточило на несколько часов заметную часть всего Западного побережья. (В августе 2003 г. эта проблема снова взбудоражила Америку – «эффект домино» с выключением по так и невыясненной причине одной за другой большого числа электростанций общей энергосистемы восточного побережья США и Канады наблюдался на этот раз в еще большем масштабе, а время перерыва в подаче электроэнергии на этот раз было еще большим. – Прим. Г. Громова.) Нетрудно вообразить, что произойдет, если выйдут из строя сразу много электростанций...

Однако в рамках обсуждаемого контекста много более важным окажется, видимо, электромагнитный импульс, который создает ядерный взрыв. Трудно представить себе, чтобы на континенте много осталось электронной природы приборов, которые выдержат воздействие на их электрические цепи такой силы и интенсивности электромагнитных импульсов. По оценкам военных экспертов, около 95% всех электронных приборов выйдут из строя немедленно в такой ситуации, например, практически все микропроцессоры – во что бы они не были встроены. Что потом? Вообразите страну масштабов Америки, где внезапно исчезли все микропроцессоры... Какой смысл имели бы любой конфигурации компьютерные сети в стране, где практически не осталось исправных микрочипов?

В. Каллаган. 09:42am Oct 6, 1998 ET. ...Сама по себе постановка вопроса – как он был выше сформулирован – представляется абсолютно бессмысленной. Я бы закончил свой пост по данной теме, которая, по сути, оказывается отголоском разговоров времен холодной войны, тогда уже цитатой из Хрущева: «В атомной войне, если она состоится, те, кто останутся в живых после обмена ядерными ударами стран участниц такой войны, будут завидовать мертвым...» Беспредметный потому весь этот спор о том, что будет потом и уж тем более, сохранится ли в том мире Интернет.

Источник: CNN Interactive.

Иными словами, вопрос о том, достигнута ли первоначальная цель – та самая, которая исходно была поставлена перед разработчиками проекта ARPA, в котором родился Интернет – сегодня, как, видимо, многие в Америке полагают, вовсе утратил какой-либо предметный смысл. Однако из-за этого вовсе не снижается интерес к исторически стартовой точке проекта – побудительным мотивам, его организации, а главное, причинам выбора базовой концепции.

Символично, что это именно Советский Союз в буквальном смысле потряс в свое время самодовольный истэблишмент США (заставил его что называется «проснуться») запущенным в небо маленьким кусочком металла по имени Спутник.

Войны, как известно, всегда стимулировали развитие технологий, и "холодная война" в этом отношении тоже не была, разумеется, исключением. Типовой путь создания прорывных технологий известен – попытаться собрать наиболее талантливых в той или иной области науки и техники людей под одной крышей и суметь затем сфокусировать их усилия на одной важнейшей проблеме. Понятно, что это требует заметных средств и организационных усилий (вечный вопрос: где их взять?), однако и этого тоже не всегда оказывается достаточно. Потому что существуют так называемые проекты с "открытым выходом". То есть такие, результат в которых принципиально не может быть предсказан. В самом деле, только правительство могло запустить сопоставимых масштабов проект, который только в совершенно непредсказуемом – по его началу уж во всяком случае – будущем мог бы, как надеялись его организаторы, создать Сеть в ее опять же только ныне понятном смысле.

Что же касается первоначальной задачи проекта – в ее исходной постановке по контексту того времени "холодной войны", – то здесь все относительно понятным остается, кажется, и по сию пору. Речь шла тогда о том, что в случае если холодная война, не приведи... конечно, но перейдет в горячую ее фазу, то основная часть систем телекоммуникации страны, включая и ее телефонные линии, превратится (как впрочем, и большая часть населения) в радиоактивную пыль. Возникал у правительственных чиновников при этом вопрос: а как можно было бы тем не менее поддерживать связь остатков правительственных учреждений друг с другом для управления остатками такой страны?

Концепция пакетов информации, самостоятельно и полностью автономно занятых поисками путей их доставки адресатам по отдельным кускам – чудом или иным образом сохранившимся фрагментам того, что было когда-то системами связи – только и позволяла надеяться на возможность подобного рода административного "выживания" системы управления послевоенной страной.

То есть была поставлена задача создать нечто из того, что в указанном случае могло бы смотреться как "анархиях, которая работает" (anarchy that worked). Если оставаться лишь внутри технического аспекта тогда поставленной задачи, то следует признать, что это все, видимо, имело и, кажется, все еще имеет смысл.

REWIRED by David Hudson, Jourmal of a
Strained Net, August 9th, 1996

Информационная супермагистраль

Как возникло само по себе это понятие, и, вообще, что это такое, как это понимать?

Многие в Америке совершенно не представляют себе, что существует более глубокая смысловая связь, чем лишь сходное звучание, в популярных терминах «Информационная супермагистраль» (Information Superhighway) и «Общенациональная скоростная автомобильная магистраль» (Interstate Highway System). Дело в том, что Информационная супермагистраль – вовсе не метафора скоростной автомобильной магистрали, это независимо и параллельно по сути развивавшиеся в США последние полвека проекты. Причем исходной точкой для этих обоих общенациональных проектов, оказавших столь большое влияние на нынешнее экономическое – и не только – состояние Америки, был опять же запуск в 1957 г. советского cпутника.

В 1957 г., отвечая на растущее давление советской мощи в целом и, в особенности, на успешный запуск Спутника, Президент Дуайт Эйзенхауэр создал – практически одновременно – две организации: Interstate Highway System, занятую развитием общеамериканской системы скоростных автодорог (см. «Факторы риска на автомобильной дороге: основные причины фатальных автопроисшествий на примере американских автомагистралей» на CD-ROM приложении к этой книге) и Advanced Research Projects Agency (ARPA).

Steve Driscoll, Online Computer Library
Center Inc.

Между тем, с развитием Интернета далеко за пределами США, во всем мире, термины, к нему относящиеся, тоже начали – природа слов, как известно, такова – жить своей вполне самостоятельной жизнью. Небезынтересно в этом контексте, видимо, было бы сравнить как понимают этот самый термин Information Superhighway в разных странах мира. К примеру, в Великобритании словарь The Internet Dictionary, Bradford, дает следующее определение: "Информационная супермагистраль – это термин, часто используемый в средствах массовой информации для описания системы Интернет".

Термин "Информационная супермагистраль" был предложен Альбертом Гором в период его работы над законодательной инициативой, которая получила название High Performance Computing Act 1991. В рамках этой инициативы он выбил – из весьма уже в то время тоже напряженного бюджета – 3 миллиарда долларов для ускорения поиска наиболее эффективных путей преобразования Интернета в коммерчески привлекательный инструмент бизнеса. Трудно, видимо, было бы не отметить в этой связи впечатляющую синхронность процессов рождения Web в Швейцарии (1990 г.) и развертывание сопутствующих этому законодательных мер в поддержку будущего развития такого рода технологий в Америке (1991 г.).

Гор, впрочем, и ранее был известен как активный сторонник всемерной разносторонней поддержки правительством США работ в области прорывных технологий. В особенности в центре его внимания – практически все время пребывания в Конгрессе США (а это как раз и был период выхода Интернета из тени узко военных задач проекта ARPA в область принципиально открытых научных, образовательных и первых коммерческих приложений) – находились вопросы развития средств телекоммуникаций и в первую очередь – собственно Интернета. Достаточно, видимо, было бы упомянуть в этом контексте его решающую роль в подготовке одной из важнейших по обсуждаемой теме законодательных инициатив того времени – 24 июня 1986 г. Гор представил законопроект: S 2594 Supercomputer Network Study Act of 1986.

Факты все эти были к середине 90-х давно уже общеизвестными и, как многие в то время полагали, общепризнанными. К примеру, один из наиболее авторитетных в США пионеров развития системы Интернет – вышеупомянутый Винтон Серф не раз в своих статьях и выступлениях отмечал этот весомый вклад и называл потому Гора в данном контексте «отцом Интернета».

Наконец, нередко отмечалось, что Гор выполнял в Конгрессе США периода 80-х и рубежа 90-х годов (как, впрочем, и потом уже на посту вице-президента в администрации Клинтона) ту же лидирующую роль по обсуждаемой тематике, которую его отец – сенатор Альберт Гор – выполнял в 50-е годы в задачах организации и развития общеамериканской системы скоростных автострад (Interstate Highway System).

И вот так случилось, что в окончательном политически итоге все перечисленные выше обстоятельства оказались в числе заметно вероятных причин, почему Гор так и не стал Президентом США. То есть в их итоговой совокупности указанные выше обстоятельства ситуационно оказались фактором, который нередко упоминают среди причин, почему Гор драматическим образом проиграл Бушу (мл.) те, все еще, видимо, памятные многим, президентские выборы.

Напомним кратко тот памятный в истории американской политической системы в целом и столь тесно связанной теперь уже с ней истории Интернета эпизод предвыборной борьбы.

Как известно, те выборы оказались во многих отношениях необычными. Начать с того, что согласно официальным данным победитель – Дж. Буш собрал в целом по стране на сотню–другую тысяч голосов... меньше, чем проигравший ему А. Гор. Но это бывает, потому как в США не прямые выборы президента, а его избирают «выборщики» от штатов. То есть чтобы победить, мало собрать лишь суммарное большинство голосов – надо выиграть выборы в определенном числе определенных штатов. Сложился же общий расклад тогда так, что все в итоге решали выборы в шт. Флорида. Результаты именно флоридских выборов для двух соперничающих там кандидатов различались по разным оценкам на... десяток-другой – от силы, но в любом случае не более чем на несколько сотен голосов. Поэтому возник судебный спор о том, корректно ли считали те голоса и пр. Но суть в том, что голоса миллионов избирателей того штата разделились по сути строго – до исчезающе малых долей процента от общего числа участников голосования – поровну.

То есть перевес лишь в одну тысячу голосов – окажись он у любого из соперников – просто снял бы все вопросы. Так вот, так оказалось, что за то свое – вышеотмеченное – многолетнее пристрастие к развитию Интернета потерял Гор в ходе предвыборной компании куда как больше тысячи уж заведомо, если и не десятки, а то и сотни тысяч голосов среди своих исходно сторонников.

Как это случилось? Или точнее, наверное, в данном случае было бы спросить: как это делается?. Специалисты так называемых избирательных технологий от противоборствующей избирательному штабу Гора республиканской партии подловили и буквально растоптали его в одном из наиболее известных в истории Америки эпизодов предвыборной гонки на самом сильном у Гора, как до того полагали, участке его полемических противостояний с Бушем.

В самом деле, на одной стороне полемического поля находился Гор с его известными законодательными инициативами в поддержку развития в стране высоких технологий, которые он десятилетиями готовил и проводил через Конгресс – задолго до того, как Интернет обрел его нынешние всем очевидные формы, – и многие другие его инициативы, реализованные в программы работ в области прорывных технологий, а напротив его – Буш (мл.)... из Техаса. Как это противостояние могло бы – чем дальше, тем более убедительно – смотреться по ходу только еще начинавшегося предвыборного марафона? Выводы, которые делали тогда телезрители от простого сравнения, даже если не принимать во внимание, чем являлся Интернет для американцев в то время (начало 1999 г. – пик доткомовской "золотой лихорадки"), пояснять видимо излишне.

Так вот, на этом фоне 9 марта 1999 г. состоялось то самое – памятное многим в США – интервью, которое Гор дал для CNN.

Любому, кто смотрел по телевидению какие-либо сопоставимых масштабов предвыборные дебаты, наверное, нетрудно вообразить эту ситуацию. Ранний вечер («прайм тайм»), самый популярный телеканал мира CNN ведет трансляцию беседы своего обозревателя Вольфа Блитцера (Wolf Blitzer) c вице-президентом Америки, который не так давно вступил в предвыборную гонку на пост Президента США. Страна на крутом подъеме ее экономики уже несколько лет, а Гор – вице-президент в правящей страной в этот период администрации и, кроме того, автор многих инициатив, которые привели к тому подъему, – живой символ всего, как тогда это выглядело, самого передового и позитивного из политических сил в Америке.

Темы такого рода телевизионной беседы и характер их изложения кандидатом в Президенты понятны. Он напоминает о том, какой – за время правления администрации Клинтона (в которой он выступает, скажем так, не в последней роли) – в стране был экономический бум, называет, сколько миллионов новых рабочих мест было создано, и т.п. Как профессиональный политик аккуратно уходит от неудобных вопросов, которые ему, опять же, как и положено по правилам предвыборной игры, подбрасывает Вольф: про процесс импичмента и вообще разного рода несолидные, мягко говоря, виражи Президента Клинтона и т.д.

Логично и убедительно разъясняет разницу программ его партии и оппонентов по вопросам образования, борьбы с преступностью и пр. Излагает свое видение международных проблем, в частности убедительно парирует выпады интервьюера относительно позиции клинтоновской администрации по Китаю. Располагающе отвечает на вопросы относительно своей семьи: дети, внуки – все у него и в семье прекрасно (и это тоже весьма важно обычно оказывается для американской аудитории)... Вольф благодарит вице-президента за интервью, и они, довольные друг другом, раскланиваются.

Телезрители просмотрели очередной этап начинающегося в стране представления участников раскручивающейся гонки кандидатов в президенты. Все нормально. В этот вечер нормально во всяком случае смотрелось. А наутро... грянул скандал.

Не известно, кто был его автор. Кто именно так внимательно перечитал запись того совершенно рутинного – как изначально оно воспринималось – интервью и нашел в нем "грамматическую" точку раскрутки грандиозного скандала со столь далеко идущими для кандидатов последствиями. До сих пор не известно кто...

В самом начале интервью Вольф задает какой-то совершенно проходной узковнутрипартийный вопрос, а Гор говорит, что ответ на этот вопрос он, как обычно, будет искать в прямом диалоге с избирателями. И затем поясняет, что он поэтому очень много ездит по стране все эти шесть лет вице-президентства, чтобы понять нужды американцев, да и раньше всегда старался делать что мог для улучшения качества жизни в стране. Так вот, в этом контексте (как любой домоуправ стал бы, видимо, говорить о перестеленных за время службы полах и залатанной крыше подведомственного здания) перечисляет он всем, казалось, хорошо известные его инициативы и в том числе: "В течение моей службы в Конгрессе США я предпринял инициативу по созданию Интернета (During my service in the United States Congress, I took the initiative in creating the Internet). Я предпринимал инициативы, которые помогали продвигать вперед широкий круг нововведений, которые, как ныне всем известно, оказались крайне полезны для экономического роста нашей страны, улучшения в охране окружающей среды, совершенствования системы образования".

Все, что Гор перечислил в этом эпизоде интервью, как и то, что он продолжал говорить на данную тему далее по ходу той беседы, имело место и, более того, на самом деле было всем, кого это в той или иной степени практически касалось, очевидно, но... Дело в том, что все они вместе взятые – те, для кого перечисленные Гором его заслуги по развитию в стране высоких технологий давно уже были очевидны – не составляли, разумеется, и долей процента от общей массы избирателей. Потому-то эта самая "общая масса" и пришла в веселое неистовство от умело к утру изготовленной в избирательном штабе его оппонента из цитированной выше вечерней фразы Гора совершенно великолепной по ее финальной эффективности фальшивки.

На следующее утро, кажется, не было в Америке, а скоро и в мире, средств массовой информации, где комментаторы не закатывались бы от хохота: "Подумать только, Гор утверждает, что изобрел Интернет!"

Неотбиваемый удар. Такие мячи не берутся. Да собственно, никто – ни сам Гор, ни кто-либо в его избирательном штабе – и не пытался его парировать. Потому что это бесполезно. Так оно к нему и прилипло, и в корне изменило, по сути, весь характер политического противостояния Гор Буш. До того было с очевидностью любому понятно, кто есть кто в той политической дуэли – после этого все перепуталось.

Гор – после того, как выяснилось, что он, дескать, утверждает, что "изобрел Интернет", – больше не мог выступать на том участке полемического поля, где до то-го имел исторически выстроенное подавляющее преимущество перед своим оппонентом. Да и на любом ином ему потом выступать было уже много труднее. Потому что предвыборная программа – это всегда в значительной степени обещания. Кандидат призывает ему верить. Верить политику, который, как о том сообщили утренние газеты, а затем и вообще все СМИ мира (причем сообщали, как водится, со ссылкой друг на друга) пытался убеждать телезрителей, что "изобрел Интернет"?

Огромное количество людей, в том числе многие из убежденных сторонников Гора, увидели вдруг своего кандидата в совсем ином свете.

Как рассуждал так называемый средний американец: ...понятно, что никто из политиков, тем более из Капитолия или Белого дома, и рядом никогда не стоял ни с какой техникой, кроме, может быть, кофемолки в офисе, да и то... Им бы только языком молоть. Разнятся же они все только тем, кто что болтает. Тот, кто молотит своим тренированным языком что-то вразумительно мне – моим о том мыслям близкое – может рассчитывать на мою поддержку на выборах. Однако политик, кем бы он ни был, который сам про себя мог такое в телевизор сказать: что это он изобрел Интернет, – это либо совсем уже без тормозов лгун, либо того хуже – в детство впадающий хвастунишка.

Объяснить кому бы то ни было, что Гор ничего такого не говорил, а говорил совсем о другом, технически не возможно. Те, кому это можно было бы объяснить, и так это понимают, без всяких пояснений со стороны. Но вовсе не они составляют на выборах это самое решающее большинство населения в любой стране, не исключая Америку. Остальные просто и не будут слушать никаких пояснений – байка слишком хороша сама по себе, а любые попытки ее "разоблачения" выглядят отмыванием замаранного политика и потому уже никому не интересны. Приговор окончателен: "Гор изобрел Интернет". Это навсегда, и вовсе не только – что в данном случае особенно важно – в истории Интернета.

Расхожая прибаутка – ты еще, как Гор, скажи, что "изобрел Интернет" – немедленно стала элементом фольклора, и Гор оказался задолго до подведения итогов тех выборов политически обречен.

По совокупности всех вышеприведенных обстоятельств рана, нанесенная политическому имиджу Гора в то памятное утро 10 марта 1999 г., – квалифицированно раскрученная оппонентами двусмысленность одной единственной фразы состоявшегося накануне телеинтервью – оказалась несравнимо много более тяжелой чем, к примеру, все клинтоновские скандалы и импичменты вместе взятые.

Билл Клинтон, чем далее уходит в историю эхо от тех его скандалов, тем более весомо воспринимается в Америке и мире в целом как своеобразный, масштабный и, главное, удачливый политик, тогда как Гор с тех пор уже так и не смог восстановить свою до того – по состоянию на вечер 9 марта 1999 г. – совершенно безупречную форму, во всех отношениях казалось что непробиваемую. Ни одного прокола за десятилетия политической карьеры за ним до того не было известно вообще. Ни одного.

Одна – всего только одна – фраза в интервью стоила ему несопоставимо больше, чем все клинтоновские похождения и их многолетние на всех уровнях разбирательства. Одна единственная фраза: «I took the initiative in creating the Internet» круто изменила весь ход президентской гонки.

Узкопрофессиональный вопрос, который еще долго бродил потом в журналистских кругах Америки: кто подменил смысл высказывания Гора в утренних 10 марта 1999 г. факсах, разосланных по всем редакциям ведущих СМИ мира (So who coined the phrase "invented the Internet" and attached it to Gore?), так и остался без ответа.


Г.Громов. Дороги и перекрестки истории Интернета

Предыстория | Дорога первая | Дорога вторая | Next | Дорога третья | Статистика Интернета | Итоги и прогнозы | Эпилог и пролог

От гиперкниги к гипермозгу: Информационные технологии эпохи Интернета. Эссе, диалоги, очерки


От гиперкниги... • МПСС • Контакты

Последнее обновление: 21.01.2010.