Дороги и перекрестки...

Домой
От гиперкниги...
МПСС
Контакты

... истории Интернета
Григорий Громов

Предыстория | Дорога первая | Дорога вторая | Next | Дорога третья | Статистика Интернета | Итоги и прогнозы | Эпилог и пролог

От гиперкниги к гипермозгу: Информационные технологии эпохи Интернета. Эссе, диалоги, очерки

Дорога вторая. Из США
в Европу и обратно: путь
развития Web технологий

Слишком часто до сих пор мы (американцы) – склонны были воспринимать Всемирную паутину (World Wide Web) как целиком и полностью лишь американской природы феномен. Небезынтересно, видимо, было бы отметить, что такому положению вещей не мешает и то обстоятельство, что многие из нас хорошо знают о том, что рожден то ведь Web был в Европе. Просто удивительно иногда бывает осознать, как мало внимания у нас уделяется общемировому аспекту создания Всемирной паутины.

April 2, 1996 – «blow»

В том числе и вышеотмеченным обстоятельством был продиктован избранный в онлайновом варианте данной части книги исходно (в 1995–96 гг.) подход к отбору материалов, балансирующий общую ситуацию с принятым ранее традиционным изложением истории Интернета.

Скажем, относительно мало включались в книгу – в контексте излагаемой истории создания Интернета – наиболее общеизвестные из самых разных источников обстоятельства, связанные с деталями создания в данном случае Web, которые касаются биографии его титульного изобретателя – Тима Бернерс-Ли (Tim Berners-Lee), и, наоборот, по возможности более обстоятельно освещались разного рода иные, ситуационно оказавшиеся менее известными широкой публике, обстоятельства и персональные точки зрения на события, например, заметно менее известной ныне миру второй знаковой фигуры той истории – Роберта Каиллиау (Robert Cailliau).

Дополнительные главы были в книге особо выделены еще на этапе разработки ее общего замысла для столь же редко – по различным причинам – обсуждаемым аспектам драматических поворотов судьбы Теда Нельсона – многие годы единственного в мире проповедника и создателя идеи гипертекста. Задолго до появления Web десятилетиями разъяснял он миру его базовые концепты, а в заметной части деталей и будущую реализацию основных подсистем WWW.

Оглядываясь назад, следует отметить, что, судя по тому, что материалы онлайн-книги (насколько это можно было понять за период времени, минувший с момента ее первой в 1995 г. публикации) в среднем одинаково часто включаются в учебные планы университетов по обе стороны Атлантики, избранный подход к изложению, в том числе и деталей биографии ведущих участников обсуждаемых событий, в целом, видимо, нашел понимание у читательской аудитории, абсолютно вне зависимости от тех или иных местными условиями вызванных ее предпочтений.

История всех великих изобретений, как это давно и хорошо известно, базируется на большом числе им предшествующих. В случае Всемирной паутины (WWW) следовало бы в этом контексте, видимо, отметить по крайней мере два важнейших для успеха проекта пути развития и накопления знаний и технологий: 1) история развития систем типа гипертекста, т.е. компьютерных систем, призванных облегчить работу с документами на электронных носителях; 2) Интернет- протокол, который собственно и сделал всемирную сеть компьютеров наблюдаемой реальностью.

Из речи Роберта Каиллиалу на открытии  Европейского отделения W3 Консорциума. Париж. Ноябрь 1995.

Всемирная паутина (World Wide Web) или, как ее более коротко иногда называют Web (Веб) была создана на рубеже 90-х гг. минувшего века как практически завершенный проект первоначально для обмена информацией только между физиками разных стран (продуктами их знаний: статей, экспериментальных результатов, отчетов и т.д.) в Европейском центре ядерных исследований – CERN (ЦЕРН), Женева, Швейцария. Представляет поэтому, видимо, не только лишь исторический интерес понять, как это все у них происходило и почему, собственно, именно они – физики-экспериментаторы, собравшиеся со всего мира в ЦЕРНе, такое сотворили.

Ведь собрались они там совсем, скажем так, по другому поводу и с иными целями. А в итоге ими был создан этот самый Web, который ощутимым образом видоизменил бытие уже заметной части людей в мире, и все еще невозможно предсказать, в какую именно сторону повернет вскоре развитие человеческой цивилизации. Если посмотреть на все это отстраненно – извне обсуждаемой истории, – то придется признать, что произошло все в конечном счете именно так, как провидчески описал когда-то (лет за 20 до того) это явление поэт Александр Галич:

Все теперь на шарике вкривь и вкось,
Шиворот-навыворот, набекрень,
И что мы с вами думаем день – ночь,
А что мы с вами думаем ночь – день.

И рубают финики лопари,
А в Сахаре снегу – невпроворот,
Это гады-физики на пари
Раскрутили шарик наоборот.

И там где полюс был, там тропики,
А где Нью-Йорк – Нахичевань,
А что мы люди, а не бобики,
Им на это наплевать!

Ниже в несколько вольном – в основном за счет встроенных комментариев – пересказе приводится изложение того, как видел общую производственную ситуацию, в которой происходило зарождение Web, создатель и бессменный заведующий той самой лаборатории в ЦЕРНе, где Всемирная паутина в итоге возникла, – Бен Сигал (Ben Segal).

В начале был... хаос

В точно такой же степени, как и теоретическая сторона взаимодействия элементарных частиц в физике высоких энергий, находилась к началу 1970-х гг. в хаотическом состоянии также область так называемой передачи данных (Data Communications) в ЦЕРНе, где над проблемами физики высоких энергий работали ученые многих стран.

Странным образом «сосуществовали» тогда внутри одной организации самые различные технологии обработки данных; несовместимые между собой носители и противоречивые протоколы передачи данных.

На этом фоне происходили постоянные – едва ли и не в открытую ведущиеся – войны многочисленных поставщиков всех этих самой разной природы систем. В довершение этой картины всеобщего и – можно сказать, по всем измерениям – полного хаоса создавались также разного рода целиком доморощенные системы (включая и такие относительно широко известные в то время церновские системы, как Focus и СERNNET).

Все это, тем не менее, происходило на фоне рутинных и постоянно звучавших на всех уровнях деклараций о целесообразности внедрения в обработку данных «международных стандартов». Случалось, впрочем, что иногда – крайне редко – дело доходило и до разрозненных попыток их приложений.

Стартовыми – по времени начала работ по упорядочению систем обработки и передачи данных в ЦЕРНе – стали первые годы 1980-х. Насколько это еще сегодня можно установить, самая первая попытка практических приложений Интернет-протокола (Internet Protocol – IP) в ЦЕРНе была предпринята в ходе второго этапа проекта спутниковой связи (STELLA – Satellite Communication Project) между расположенными в разных странах исследовательскими ядерными центрами в период 1981–1983 гг. Тогда спутниковыми каналами передачи данных были связаны в «континентальную сеть» доступные для внешнего обмена информацией сегменты локальных сетей ряда ведущих европейских научных центров. ЦЕРН – в итоге работ того этапа – оказался связан напрямую каналами передачи данных с наиболее близкими к нему в Европе по профилю исследований научными центрами.

Заработал тогда прямой спутниковый канал передачи данных из ЦЕРНа (Женева, Швейцария) в Италию (в исследовательский центр CNUCE, Pisa). В то же время посредством Cambridge Ring network обеспечивалась связь между ЦЕРНом и лабораторией Резерфорда в Великобритании.

Упомянутая «континентальная сеть» самой идеей начала работ по этому проекту была в значительной степени обязана так называемой «Интернет-протокол-модели» (ARPA IP model), которая к тому времени уже была практически адаптирована к текущим нуждам итальянского научного центра в г. Пиза, который в рассматриваемом случае и послужил одним из каналов трансфера таких технологий из Америки в Европу.

Иными словами, к месту рождения Web в Женеве идеи Интернет-коммуникаций и их практические приложения пришли из ARPA не напрямую, а через внутриевропейские каналы международного сотрудничества ученых-физиков. Однако при этом оказалось так, что именно в ЦЕРНе идеи, заложенные в американской ARPA IP модели, упали, как оказалось, на наиболее благодатную почву для их дальнейшего развития в Web.

ARPA IP модель начинает работать в ЦЕРНе.

В августе 1984 г. Бен Сигал подготовил проект предложений по началу широкого спектра работ специалистов его лаборатории для практического изучения возможностей и перспектив TCP/IP протоколов на нескольких для этого отобранных – ключевых к дальнейшим работам – «неюниксовых» машинах, включая центральную из больших машин ряда IBM-VM, а также VAX VMS систему. Проект продвигался затем весьма эффективно, а потому к 1990 г. ЦЕРН стал крупнейшим из Интернет-узлов в Европе. В заметной степени сам по себе этот факт предрасполагал ведущих участников ранее запущенного в лаборатории Бена Сигала Интернет-проекта к прорывным для Европы – и как выяснилось скоро не только там – решениям.

Возникновение Web

Ключевым – с точки зрения исторической перспективы в оценке тех событий – результатом всех вышеописанных инициатив, а в каком-то смысле, видимо, и общим их итогом стал тот факт, что Интернет-ресурсы ЦЕРНа достигли такого уровня технического совершенства и доступности (практически всем без исключения научным сотрудникам и инженерам), при котором именно в данной лаборатории оказались возможными имеющие практический смысл попытки реального исполнения натурных экспериментов с приложениями широко известных к тому времени гипертекстовых идей, но только уже в ранге Всемирной паутины независимых компьютерных узлов – Web.

При этом следует еще раз отметить, что решительно вся сложившаяся в ЦЕРНе к тому времени культура так называемых распределенных вычислений (или в иной терминологии – распределенной обработки данных) как нельзя более настраивала потенциального изобретателя – если он окажется в штате сотрудников – на размышления и эксперименты, необходимые для обсуждаемой задачи.

При всем при этом не следует, разумеется, сбрасывать со счетов и личную инициативу изобретателей, в том числе, в создании необходимых им дополнительных элементов программных средств. К примеру, тот же Тим Бернерс-Ли самостоятельно создавал ряд уровней требуемой к вынашиваемому им проекту аппаратно-программной инфраструктуры: техника обеспечения информационной совместимости программ (software portability technique), написание ряда сетевых программ (network and socket programming) и т.д.

И, тем не менее, – еще раз, видимо, необходимо это подчеркнуть – следует ясно различать, в том числе при рассмотрении лично предпринимавшихся изобретателями усилий, то критически важное обстоятельство, что сама по себе их активность в обсуждаемом направлении оказалось возможной только потому и, главное, после того, как основной аппаратно-программный комплекс лаборатории обработки данных в ЦЕРНе был выведен по всем его основным параметрам на тот уровень функциональных возможностей, где сама по себе – в то время безусловно революционная – постановка задачи по проекту Web оказалась технически возможной.

По материалам:
Ben M. Segal, CERN PDP-NS. April, 1995

Кроме всего прочего, именно сложившееся к тому времени широкое использование Интернета в лаборатории ЦЕРНа, руководимой Беном Сигалом, позволяло с совершенно неизвестной ранее кому бы то ни было в Европе гибкостью привлекать к сотрудничеству по проекту Web соисполнителей из других подразделений ЦЕРНа и иных самых разных исследовательских центров Европы и... остального мира. То есть ранее отмеченные мечты создателя ARPA, профессора Ликлидера, о том, что Интернет позволит со временем формировать «критическую массу» интеллектуальных ресурсов на прорывных направлениях, стали к тому времени практически материализовываться, и одним из первых следствий этого оказался сам по себе Web – следующая фаза в развитии Интернета.

Таким образом, на рубеже 90-х гг. в центре Европы усилиями группы физиков и инженеров, занятых созданием систем обработки экспериментальных данных в физике высоких энергий, был создан (для оперативного обмена данными и иных форм сотрудничества ученых разных стран, работающих по сходным проблемам физики высоких энергий) комплекс Интернет-ориентированных систем распределенной обработки данных, который по ряду ведущих параметров оказался тогда одним из наиболее функционально совершенных в мире в целом.

При этом – так уж случилось – нашлись в той же самой лаборатории люди, как вскоре оказалось, способные на подготовленных им для того технологических ресурсах – можно, видимо, сказать, что словно для того им и «постеленных» – конструктивно и незашоренно размышлять о перспективах развития самого по себе Интернета, а не только лишь эффективно работать с его ресурсами.

Почему именно там и снова по случаю (в очередной раз «рояль в кустах») оказались люди такого интеллектуально формата – об этом речь пойдет несколько ниже в этом разделе.

На этом этапе изложения истории зарождения Web, видимо, самое время попытаться ответить на вопрос, а кто был тот завлаб из ЦЕРНа, который всю эту кухню, где был создан Web, под точно такого рода задачу поэтапно – несколько десятилетий усилий – оборудовал.

Бен Сигал – по основному образованию физик – гражданин Великобритании. Учился в Imperial College, и после его окончания в 1958 г. поступил на работу в Британское правительственное ведомство Атомной энергетики (UK Atomic Energy Authority). Затем работал в США (Detroit Edison Company), где участвовал в разработке так называемых бридерных (breeder) реакторов. Защитил диссертацию на степень Ph. D. по своей специальности инженера-физика (Mechanical and Nuclear Engineering) в Стэнфордском университете в 1971 г. и с тех пор работал в ЦЕРНе.

Ну, а после всех этих биографических, технологических и иных подробностей не мог, видимо, не возникнуть еще у самых первых читателей вопрос: что означает и на каком языке аббревиатура такая – CERN (ЦЕРН). Соответственно получил вскоре email такого содержания:

Date: Sun, 28 Jul 1996 13:17:23-0700
From: ... Jin.Whitt...@...on.net>
Subject: CERN To: view@netvalley.com

You give no explanation of the acronym CERN beyond «European Laboratory for Particle Physics». Could you insert the correct name somewhere?

Разумеется, переадресовал сразу этот вопрос, как водится, Бену Сигалу. Он в ответ пояснил, что CERN – аббревиатура французского названия организации Centre European pour la Recherche Nucleaire. Далее он уточнил и подробности: поскольку слово "ядерный" (Nucleaire) в названии организации ее руководству со временем перестало нравиться (потому что носит оттенок военных приложений физики, тогда как на самом деле – это сугубо мирная международная организация), то и заменили название – стали себя называть Европейской лабораторией физики частиц (European Laboratory for Particle Physics).

То есть одновременно изменили и название организации, и язык в названии – с французского на английский. Однако при этом сокращенное название организации оставили прежним CERN (ЦЕРН). «Совсем запутали, согласись?» – завершал те свои пояснения Бен, по-видимому, не в первый раз пытающийся по возможности связно ответить на этот исторически «трудный», если иной раз по ситуации и не каверзный, вопрос.

The acronym «CERN» stands for «Centre European pour la Recherche Nucleaire», the original French name of the organization.

More recently it was felt that "Nucleaire" implied reactor or even military applications, so the name of the organization was changed to the «European Laboratory for Particle Physics» but the acronym was left as it was.

Confusing, isn't it?

Ben Segal

Теперь мы переходим к центральному вопросу этой части истории Web – почему ЦЕРН?

В самом деле, почему так и случилось, как провидчески обрисовал ситуацию Александр Галич (см. текст его пророчества выше), что именно физики «раскрутили шарик наоборот», и, наконец, почему, все-таки, это случилось не где-нибудь, скажем, в той же калифорнийской Кремниевой долине, а в Женеве, Швейцария, в ЦЕРНе?

Определенные предпосылки для ответа на этот, видимо, центральный для данной главы истории Web – вопрос содержатся, на наш взгляд, в меморандуме 1994 г., который отражал официальную точку зрения на то, что такое ЦЕРН, по мнению его руководителей. Документ этот был опубликован в канун одной из юбилейных дат в истории организации – 45 лет со дня создания (1949–1994 гг.). Мы приводим здесь именно этот документ, как ближайший по времени к дате создания там Web.

ЦЕРН в настоящее время (1994 г.) является крупнейшей в мире исследовательской лабораторией, где на регулярной основе работают около половины общего числа активно ведущих научную работу физиков мира, занятых исследованиями в области элементарных частиц. Эти ученые работают здесь по более 120 научно-исследовательским проектам.

В ЦЕРНе на постоянной основе работают 3000 штатных сотрудников, а также свыше 400 молодых ученых и студентов профильных для Лаборатории специальностей из самых разных университетов мира.

Кроме того, более 5000 приглашаемых в командировку для временной работы по тем или иным проектам физиков, ученых других специальностей, инженеров, компьютерных специалистов, а также экспертов в самых различных иных областях науки и передовой технологии из 370 научных институтов 40 стран мира заняты здесь исследованиями и разработками в тесном рабочем контакте с постоянными сотрудниками ЦЕРНа.

Повседневное творческое взаимодействие столь большого числа талантливых людей самых различных национальностей с самым разнообразным опытом, ранее ими накопленным в различных направлениях исследований... определило нынешнюю позицию ЦЕРНа как мирового Центра физики высоких энергий и создало по существу один из первых в глобальных масштабах прецедент международного научно-технического сотрудничества, которому теперь следуют ряд других общеевропейских исследовательских организаций в области фундаментальной науки (ESO, ESA, EMBL, ESRF)...

"Научные исследования могут успешно развиваться лишь в атмосфере полной свободы – свободы выражения сомнений, свободы критического анализа и перепроверки любых результатов, свободы независимого поиска в любых областях. Это были те условия работы ученых, для которых ЦЕРН был основан," – пояснял в 1954 г. Сэр Бен Локспейсер, первый Президент ЦЕРНа, как он понимает основную задачу поставленную учредителями перед ЦЕРНом.

Highlights of CERN History: 1949–1994

После ознакомления с этим, как, впрочем, и многими другими аналогичными ему документами и историческими свидетельствами из жизни ЦЕРНа появился прямой вопрос относительно физической природы «явления Web народу» в ЦЕРНе, которым и поделился тогда же, в мае 1996 г., с Бен Сигалом.

Отправил ему приводимый ниже e-mail, в котором высказал, кроме прочего, следующие соображения по обсуждаемой теме:

"Такое происходило и ранее много раз – история науки знает немало подобных примеров – в науке и самых различных областях высоких технологий: наиболее впечатляющие результаты крупномасштабных научных проектов оказывались тематически далеко в стороне от основных задач, исходно поставленными перед такого рода научными коллективами. Надеюсь, Вы согласитесь, что Web оказался именно таким «побочным эффектом» для уставной программы научных исследований ЦЕРНа. После WW2 ядерные центры почти всех развитых в промышленном отношении стран мира стали местами наибольшей концентрации талантливых ученых.

В течение четырех десятилетий (предшествовавших открытию Web) многие из этих ученых и инженеров высшей квалификации работали в ЦЕРНе. Как один из итогов этого долговременного (около полувека) устойчиво работающего фактора – постоянного втягивания наиболее талантливых людей со всего мира в разного рода проекты ЦЕРНа, возникло специфическое явление, которое Вы сами удачно определили, как особого рода произрастающая в ЦЕРНе интеллектуальная культура организации (entire culture).

Как общий итог – на полувековом полигоне истории организации – такого рода культивирования механизмов общения высокоталантливых людей возникла в какой-то момент ситуация, когда концентрация культуры талантливых людей на квадратный фут площади лабораторий ЦЕРНа достигла «критической массы». Это и вызвало тот самый интеллектуальный взрыв, последствия которого и обсуждаем.

Web – критическая точка развития человеческой истории – был рожден. Вы описали основные компоненты того, почему это событие состоялось, возможно, лучше многих – синергизм, дар научной прозорливости и... счастливая случайность (synergy, serendipity and coincidence). Ничто из известных за полвека существования ЦЕРНа где-либо полученных в мире прорывных решений не может быть сравнимо с открытием Web даже и по самым ближайшим последствиям, не говоря уже про более отдаленные. Мы все еще не в состоянии вообразить реальный масштаб происходящих и грядущих из-за этого потрясений по той причине, что не было прецедентов такого рода – не было известно до сих пор столь быстро развивающихся и настолько же многомерных социально-экономических процессов в истории.

P.S. Отмечу в заключение весьма, на мой взгляд, характерную деталь: юбилейный меморандум ЦЕРНа: "History: 1949–1994", который готовился к публикации уже через несколько лет после того, как открытие Web в этой организации потрясло мир, не содержит ни единого слова про этот факт – про созданный там Web вообще ничего не говорится. Ни слова. То есть это следует, видимо, воспринимать как классический для науки «побочный эффект», который не помещают обычно в официальный отчет о проделанной работе.

Ben,

It happened many times during history of science that the most impressive results of large scale scientific efforts appeared far away from the main directions of those efforts.

I hope you agree that Web was a side effect of the CERN's scientific agenda.

After the World War 2 the nuclear centers of almost all developed countries became the places with the highest concentration of talented scientists.

For about four decades many of them were invited to the international CERN's Laboratories.

So specific kind of the CERN's intellectual «entire culture» (as you called it) was constantly growing from one generation of the scientists and engineers to another.

When the concentration of the human talents per square foot of the CERN's Labs reached the critical mass, it caused an intellectual explosion.

The Web, – crucial point of human's history, was born...

Nothing could be compared to it.

You wrote the best about it: «synergy, serendipity and coincidence»...

We cant imagine yet the real scale of the recent shake, because there has not been so fast growing multi-dimension social-economic processes in human his-tory...

Gregory Gromov

P.S. It is quite remarkable that «Highlights of CERN History: 1949–1994» do not have a word about Web. So, it looks like a classic side effect that normally is not be mentioned at the main text of official record...

Ответ, который прислал Бен, был в той же степени кратким, как и исчерпываю-щим:

Именно так! (Скажу больше – это не оказалось поводом для, скажем так, выражения столь уж явной признательности от профильных для деятельности ЦЕРНа его руководителей – физиков и создателей ускорителя – потому что этот самый потрясший мир "побочный эффект" произошел в ходе работ, исполняемых в компьютерном подразделении, т.е. организации, которая по местной иерархии важности исполняемых задач находится соответственно где-то внизу...

Return-Path:
Date: Thu, 23 May 1996 08:47:54 +0200
From: ben@...cern.ch (Ben Segal)
To: view@netvalley.com
Subject: Gregory, here are some CERN...

> I hope you agree that Web was a side effect of the CERN's scientific agenda.

Absolutely! (And it was not 100 % appreciated by the masters of CERN, the physicists and accelerator builders, that such a «side effect» with world shaking consequences was born in the obscure bit of the organization that handled com-puting, a relatively low-status activity...).

Ben Segal


Г.Громов. Дороги и перекрестки истории Интернета

Предыстория | Дорога первая | Дорога вторая | Next | Дорога третья | Статистика Интернета | Итоги и прогнозы | Эпилог и пролог

От гиперкниги к гипермозгу: Информационные технологии эпохи Интернета. Эссе, диалоги, очерки


От гиперкниги... • МПСС • Контакты

Последнее обновление: 21.01.2010.